1. Кто мы
    2. Немного истории
    3. Обитание в отдельно взятом совершенном мире
    4. Оборудование в период 52 РАЭ
    5. В трюме
    6. Несколько слов о белоснежном континенте
    7. Быт
    8. Встреча с аборигеном
    9. Первая станция
    10. Первичная разборка проб
    11. Распорядок дня
    12. Встреча Нового года и его первый день
    13. Ещё о пингвинах и других персонах этой страны
    14. Суть и особенности нашей работы
    15. Шутки погоды и летающие лодки
    16. 43 метра
    17. Полюс относительной недоступности
    18. К чему пришли

ГЛАВА 2: В стране антиподов

Шутки погоды и летающие лодки

СвернутьЧитать
С погодой нам везло. Точнее, везло почти всегда. Чаще она радовала нас солнцем и легким ветерком при температуре воздуха в тени около –2°. Понятное дело, январь – макушка антарктического лета. Однако мы ей не доверяли, слишком уж хорошей она была.
Недоверие сводилось к тому, что каждый раз весь скарб перетаскивали со льда через прибрежное разводье (1) на берег; рыжую резиновую лодку, окрещённую нами неприличным именем, заваливали аквалангами, бухтами верёвок, бурами и пешнями. Действо требовало времени и существенных усилий.
Я был склонен верить рассказам моего друга-гидролога, и исподволь держал в уме шутки певекского Южака – шквального южного ветра на Чукотке, знакомые мне не понаслышке. Подозреваю, что коллеги воспринимали трудоёмкие эволюции как перестраховку дремучих полярников, сходные по своей сути с пассами шамана.
Терпение не вечно. Мало того, оно непрочно, словно мыльный пузырь и лопается, как правило, в самый неподходящий момент, особенно, если ожидаемое свинство не спешит наступить вам на хвост, а подленько дожидается своего часа. Что тут говорить, выдержки у него хватает.
И наступает момент, когда бес шепчет кому-нибудь из вашей команды на ухо: «Не крепи лодку, это тяжело, да и не обязательно. Посмотри, ведь до сегодняшнего дня ничего не произошло. Ну, уж если вы такие недоверчивые идиоты, то прихватите кончиком леер и пешню (2). Пешня-то в ледовой трещине. Ничего не будет! Посмотрите, какая погода!»
Слаб человек! В один из вечеров, когда погода была идеальной, оставили мы лодку привязанной к пешне. Как вы уже догадались, под утро поднялся ветер. Наша обитель разве что не подпрыгивала на месте под его напором. Первая мысль – что с лодкой? И первое побуждение – скорее на берег, спасать что можно. Однако рассудив здраво, решили, что если уж случилось – то всё уже закончено и с пустым желудком что-либо поправить труднее, чем с полным. Поэтому сходили позавтракать, а затем отправились на берег залива. Во время порывов было трудно удерживаться на ногах, особенно наверху перевала. Ещё не дойдя до берега, стало ясно, что лодки на месте нет. Не просматривалась она и на льду залива. Правда, у нас были ещё две, но они находились в таком состоянии по причине своего древнего возраста, что доверять им у нас не было никаких оснований.
Все же пришлось вернуться: форсировать водную преграду вплавь мы не решились. Из двух сморщено-зелёных развалюх выбрали одну, внушающую поменьше недоверия. Дотащив её к месту переправы, накачали и, на удивление благополучно, переправились.
Привязав лодку к колышку, который сиротливо торчал из округлой лунки во льду, мы спешно, озираясь по сторонам в поисках пропажи, двинулись по ветру к противоположному берегу. Рыская из стороны в сторону и пройдя так километра полтора, мы увидели впереди тёмный предмет. Это действительно была наша лодка, вернее то, что от неё осталось. Она накрывала небольшой торос словно скатерть. Переднюю часть левого борта украшала дыра в форме треугольника, с основанием около двадцати сантиметров.
Разумеется, столь плачевное состояние нашего ковчега не прибавило хорошего настроения. Не придумав ничего более умного, как поубористей сложить резиновые останки, со скорбным видом двинулись назад. Теперь ветер был противный. Впереди с грузом шёл наш начальник. Он почему-то наотрез отказался доверить нам поклажу. Могу только высказать дурацкое предположение – он боялся, что мы причиним лодке ещё больший вред. Как будто такое было возможно!
Так мы добрели до приготовленной накануне майны, и Борис сбросил поклажу с плеч. Я в шутку спросил, не собирается ли он погружаться? При таком сильном ветре спуски строжайше запрещены, и все присутствующие прекрасно об этом знали. К нашему удивлению Борис ответил утвердительно и отдал нам распоряжение тащить снаряжение к месту работы.
Водолазы суеверны не менее чем моряки или лётчики или любые другие специалисты, работа которых связана с риском. Если уж что-то не заладилось, то мы не будем испытывать судьбу без крайней нужды. Я отлично помню, как в последний день экспедиции в Чаунской губе мы потеряли трал. Несмотря на то, что далее были намечены водолазные работы, Шеф сказал: «Всё! На сегодня хватит!» И мы повернули домой.
Не стану приводить веские доводы обеих сторон. Мы могли наговорить друг другу сгоряча много чего. К счастью, до этого не дошло. Здесь уместна строка из известного стиха Д. Хармса: «Всё закончилось прекрасно...» Спасла положение пролетающая над нашими головами лодка, та самая, которую мы привязали к деревянному колышку. Она забавно кувыркалась примерно на десятиметровой высоте, как бы призывая нас бросить всё и принять участие в веселье. Делала она это убедительно, и мы дружно рванули за ней вдогонку.
Водолазные погружения в этот день так и не состоялись.

1. Заберег.
2. Разновидность лома, используемого для создания проруби.

Возврат на титульный экран

© Гагаев С.Ю., 2016
© ООО «Школа менеджеров «НИВА», 2016