1. Кто мы
    2. Немного истории
    3. Обитание в отдельно взятом совершенном мире
    4. Оборудование в период 52 РАЭ
    5. В трюме
    6. Несколько слов о белоснежном континенте
    7. Быт
    8. Встреча с аборигеном
    9. Первая станция
    10. Первичная разборка проб
    11. Распорядок дня
    12. Встреча Нового года и его первый день
    13. Ещё о пингвинах и других персонах этой страны
    14. Суть и особенности нашей работы
    15. Шутки погоды и летающие лодки
    16. 43 метра
    17. Полюс относительной недоступности
    18. К чему пришли

ГЛАВА 2: В стране антиподов

Ещё о пингвинах и других персонах этой страны

СвернутьЧитать
Нам «помогали» в наших погружениях местные животные, чаще это парочка южно-полярных поморников (Catharacta maccormiki), иногда пингвин Адели (Pygoscelis adeliae) или тюлень Уэдделла (Leptonychotes weddelli).
Поморники несли вахту с завидным постоянством. Эта парочка крикливых птиц не позволяла приближаться к нам никому из своих соплеменников. Их интерес был весьма шкурным – птицы получали объедки с нашего стола. Такой способ добывания пищи менее трудоёмок, чем обычный для них промысел. Известно, что обычной пищей южно-полярных поморников является рыба, в основном – семейства нототениевые (Pleuragramma antarcticum). Однако даже вблизи станции, где они не испытывали недостатка в дармовой провизии, эти птицы нападали на снежных буревестников (Pagodroma nivea).
Птицы так быстро привыкают к дармовой кормёжке, что становятся в короткий срок настоящими попрошайками. Мой друг гидролог Сергей Спирин рассказывал о том, как поморник по имени Машка, привыкнув к тому, что он после почти каждого обеда выносил ей лакомый кусочек печени или мяса, ужасно сердилась на него, если по какой-либо причине он не угощал её. Тогда она взлетала с недовольным криком и пикировала на вероломного полярника, а в некоторых случаях срывала с него шерстяную шапку и, унеся её в клюве за несколько десятков метров, бросала наземь, усаживаясь неподалёку, и с удовлетворением наблюдала, как он, ругаясь, поднимал свой головной убор.
Для информации – зимуют поморники в Тихом океане севернее Курильских островов, в Атлантике – добираются до широты Ньюфаундлена в Северной Америке и тропика Козерога в Африке, а также в южной части Индийского океана.
Пингвинов встречалось немного, и хотя бы поэтому, следует рассказать об одном нашем спутнике. Произошло это где-то в середине экспедиции. Почему-то он заинтересовался нами и посвятил своим наблюдениям почти целый день. Пингвин следовал почти неотступно и с таким видом, будто в этом состоял весь смысл его жизни. К тому же он оказался весьма застенчивой персоной. Стоило нам собрать свои вещички, чтобы перетащить их к следующей майне, он пристраивался в арьергарде и неторопливо, с достоинством шагал, стараясь не отставать. Однако если мы останавливались и начинали беспардонно обсуждать его действия, пингвин сворачивал в сторону и решительным шагом удалялся прочь. Удаляться-то он удалялся, но только до тех пор, пока мы не начинали своё поступательное движение. После этого он резко менял курс и двигался за нами.
Ластоногие часто высовывали нос в майну и пытались подсматривать, как мы одеваемся перед погружением. Это были тюлени Уэдделла, у них отсутствует пищевой интерес к аквалангистам, другими словами – совершенно безобидные, но весьма любопытные существа до 3,5 м в длину. Вид назван в честь сэра Джеймса Уэдделла, командующего промысловой экспедицией в одноимённом море. Они, в некотором смысле, умнее человека (умеют больше): ныряют, по мнению большинства исследователей до 400, но некоторые полагают, что им доступны глубины до 800 м (В.Е. Соколов, 1984) безо всякого акваланга и не боятся кессонной болезни. А делают они это так. Сначала вентилируют лёгкие посредством нескольких вдохов, затем на выдохе уходят под воду и задерживают дыхание. Кислород, в то время пока они находятся под водой, связан гемоглобином и в свободном виде в их организме не встречается. Долго находиться там они могут из-за того, что у них много крови, которую гонит мощное уплощённое сердце. Кровь собирается особенно в большом количестве в венах, печени и селезёнке. Ещё они умеют спать в воде, отключая поочерёдно, то левую, то правую долю головного мозга: мы тоже так не можем. Как видите, нам до них далеко.
Живётся им, а забираются они на юг дальше, чем другие виды, по нашим меркам, нелегко. Короткое антарктическое лето проводят на припайном льду, на побережье материка и островов. С приближением зимы, с нарастаю щим льдом откочёвывают. Зимой им приходится поддер живать лунки для дыхания, – каждодневно грызть зубами лёд. Разумеется, зубы из-за этого, особенно у пожилых тюленей, никак не годятся для рекламы зубной пасты или щёток. По-разному каждому достаётся глоток воздуха на этой планете. Питаются они головоногими моллюсками и рыбой. Размножаются весной, в сентябре–октябре, на прибрежных или крупных плавающих льдах. Тюленята достигают 120–130 см и весят около 25 кг. Их тело покрыто густым, мягким и длинным мехом рыжевато-серого цвета, с небольшими более тёмными пятнами. Такой мех сохраняется в течение полутора месяцев. В воду молодые тюлени сходят, ещё не закончив молочное кормление, примерно в возрасте 6 недель. Спаривание бывает вскоре после окончания периода молочного кормления, беременность длится около 10 месяцев.
К нашей великой радости морских леопардов (Hydrurga leptonyx) нам встретить не удалось. Этот зверь, как и предыдущий вид, относится к настоящим, а не ушастым тюленям, иногда может представлять действительную опасность для жизни аквалангиста, потому что он – охотник. Был единственный случай, когда морской леопард схватил аквалангиста – британскую исследовательницу Кристи Браун, утащил на глубину 70 м и удерживал её в течение 6 минут, пока она не задохнулась. Думаю, что он ошибся, приняв её за тюленя другого вида или большого пингвина.
Обычно, проходя через Зоологический музей, где выставлены чучела различных тюленей, я задерживаю взгляд на морском леопарде. Его вид вызывает уважение: невольно хочется отвесить ему поклон. Симпатичным этого зверя назвать трудно, хотя по-своему он красив. Голова уплощена, из-за чего он очень похож на динозавра; зубы под стать, почти дюймового размера. Тело длинное и стройное, как и подобает хорошему пловцу. Он может развивать скорость под водой до 40 км/час, хотя и по льдине способен передвигаться довольно резво. Самки почти на полметра длиннее самцов, их рост достигает 3,5 метров. Своё название он получил из-за пятнистой расцветки шкуры, напоминающей леопардовую.
Живёт морской леопард, в среднем, около четверти века. Большую часть жизни животные одиноки и лишь антарктическим летом образуют на короткое время пары.
В сентябре-ноябре самка рождает прямо на льду одного детёныша, которого вскармливает молоком в течение месяца. Взрослым, способным к воспроизведению себе подобных, животное становится на четвертом году жизни.
Морские леопарды предпочитают держаться кромки льдов в приполярной Антарктике, но их можно встретить у берегов Австралии, Южной Америки и Южной Африки. Справедливо считается, что этот тюлень – хищник. В его рацион входят пингвины, детёныши тюленей других видов, но также рыба, кальмары и криль. Ракообразных он отцеживает, выпуская воду сквозь зубы, которые, заходя один за другой при смыкании челюстей, образуют подобие сита.
Известный канадский фотограф Пол Никлен, снимавший также и морских леопардов в их родной среде, считает, что с этим животным можно поладить. По его мнению, хищник проявляет больше любопытства, свойственного всем тюленям, чем агрессии и, якобы, готов даже поделиться добытой пищей с человеком. Можно допустить, что это так. Однако мне представляется, каждый морской леопард обладает оригинальным характером и есть некоторый риск ошибиться при знакомстве, кто его знает: добряк он по натуре или желчный тип.

Возврат на титульный экран

© Гагаев С.Ю., 2016
© ООО «Школа менеджеров «НИВА», 2016