1. У обрыва
    2. Уха из гольца
    3. Полет на водолазной раме
    4. Скала Кыргын
    5. Короткий рейс в пролив Лонга
    6. Му́ра
    7. Голодная чародейка
    8. О Немертее — сестре Галатеи, дочери морского царя Нерея
    9. Жуткая история
    10. Эол из аквариума
    11. Сила есть — ума не надо?
    12. Подарок грозного шторма
    13. Леность, передаваемая по наследству
    14. Богиня плодородия из Арктики
    15. Убор индейского вождя
    16. Десант в аквариумное государство
    17. Attractive worms
    18. Хитон, который ест гудрон
    19. Кораллы, которые не страшны мореплавателям
    20. Об арктических крабах как критерии счастья
    21. Полёт под водой
    22. Колокольчики, голос которых никто не слышал
    23. Прикосновение к тайне
    24. Уникум из арктического бассейна
    25. В помощь навигаторам
    26. Одни из самых древних
    27. О солнце, льдах и бокоплавах...
    28. Первый кусочек пирога
    29. Второй кусочек пирога
    30. Третий кусочек пирога
    31. Четвертый кусочек пирога
    32. Что тебе снится, улитка?
    33. Страшилы подводного королевства
    34. Мягкотелые чудотворцы
    35. Отшельник
    36. Тля и морская звезда: что у них общего?
    37. Прыгун из Арктики
    38. Горчичный бальзам
    39. Глупыш
    40. По дороге на север
    41. «Полярия»

ГЛАВА 1: Мелодии моря в арктических ритмах

Глупыш

СвернутьЧитать
Глупышами зовут морских птиц из рода Fulmarus семейства буревестниковых. Имя, на мой взгляд, не очень-то лестное, но ласковое. Моряки на Дальнем Востоке называют их ещё морскими голубями, вероятно за некоторое внешнее сходство с обычным диким голубем. В Биологическом энциклопедическом словаре вы прочтёте, что птица достигает в длину около 50 см, имеет серо-белое оперение, массивный клюв. На территории нашей страны встречается только один вид (F. glacialis). Селится он на прибрежных скалах Новой Земли, Земли Франца-Иосифа и Северо-Востока России, откладывает только одно яйцо и насиживает его в течение 60 суток. И это всё.
Во время того рейса в Беринговом или Чукотском море с борта нашего судна во время хорошей погоды, я часто наблюдал за полётом глупышей, за их посадкой на воду, щёлкал затвором фотоаппарата, когда мне казалось, что вот в этот момент птицы особенно хороши, и сделал несколько совсем недурных снимков. Признаться, я недоумевал, почему такие ладные и отважные с виду создания получили столь оскорбительное прозвание. Только под конец рейса произошёл случай, благодаря которому, как мне кажется, я смог ответить на этот вопрос.
Был дивный вечер, тихий и прозрачный, когда особенно жалеешь, что находишься не на парусном судне, и постоянный гул двигателей мешает слушать диалог волн с ветром. Я вышел на корму полюбоваться закатом. Кроме меня на палубе был только мой товарищ по плаванию, микробиолог Игорь. Он смотрел в сторону убегающих волн, словно надеялся разглядеть там счёт последнего футбольного матча между «Спартаком» и «Зенитом».
– Привет! – сказал я, подходя поближе. – Что там новенького? Сирены беспокоят?
Он отмахнулся от моей шутки, и, указывая в направлении уходящей кильватерной струи, спросил, не глядя на меня:
– Ты не можешь разобрать, что там полощется?
Метрах в 20 от судна я увидел предмет, прикреплённый к тонкой нити, которую я принял вначале за рыболовную лесу. На самом деле это было синтетическое волокно от пропиленового каната, привязанное ближним к нам концом к верёвочному лееру, который перегораживал открытую часть кормы. Что-то ударялось о гребни бурунов, и каждый удар о поверхность воды вызывал всплеск белых фонтанчиков; судно шло двенадцати узловым ходом – довольно быстро. За кормой, тревожно крича, летали чайки.
– Вряд ли кто так поздно решил постирать свою робу.
Мне кажется, что это птица попала в беду. Давай-ка вытащим и посмотрим.
– А если, это всё-таки чье-то бельё?
– Ну, тогда отправим его опять за борт. Пусть достирывается!
Нить была довольно тонкая и чувствительно врезалась в голые ладони. С неё падали прозрачные капли холодной морской воды и соединялись в маленькие ручейки. Ручейки быстро стекали по предплечьям к локтям, и рукава моего походного свитера промокли. Игорь помогал мне, укладывая уже выбранную нить на палубу. Только подтянув предмет почти к самой корме, мы убедились, что это действительно птица.
«Как же долго это всё продолжается?» – подумал я, а вслух сказал:
– Наверно она погибла.
– Утонула, что ли? – как бы сомневаясь в том, что птица может утонуть, спросил Игорь.
– Может, и утонула, – мрачно ответил я, мигом представив себя на её месте.
Я подтянул беднягу поближе к корме и вытащил на палубу. Растрёпанные в некоторых местах и слипшиеся на большей части поверхности перья, неестественно вывернутое вверх крыло, закрытые глаза и нить несколько раз обвившая тело – вот что мы увидели.
– Вопрос в том, как долго она находилась в таком положении?
– Уж не меньше, чем четверть часа, – ответил Игорь, раскуривая сигарету.
К моему удивлению, нить довольно легко распуталась. Я осторожно расправил крыло птицы и прижал его к туловищу. Затем перевернул птицу вниз головой, слегка сдавив тельце, в надежде, что сумею удалить воду из её легких. Действительно, плотно сомкнутый клюв раскрылся, и немного воды вылилось на палубу. Мне показалось, что веко, прикрывающее глаз, вздрогнуло и чуть приоткрылось.
– Послушай, да она, вроде, живая! – воскликнул Игорь. – Я видел, как она моргнула!
– Мне тоже показалось! Оставлять её так на палубе нельзя. Если отнести её в каюту? Там слишком жарко и тесно. Куда бы её пристроить?
– Может в помещение для сжигания мусора?
– Попробуем.
Это местечко было неподалёку, метрах в 6–7 от нас. Я осторожно поднял птицу и перенёс туда. Внутри было теплее, чем на открытом воздухе и на полу лежали две большие картонные коробки из-под яблок. Положив птицу в одну из них, показавшуюся мне прочнее и чище, я увидел, что птица шевельнула крылом и чуть повернула голову.
– Она действительно живая, – крикнул я Игорю. – Посмотри за ней, я поищу в каюте что-нибудь, чем её укрыть.
– Посмотри в лаборатории, там были старые полотенца.
– Добро!
Заходя в помещение, я слышал, как Игорь ругательно ругал и слал проклятия в адрес неизвестных злодеев, выбросивших ненужные обрывки от каната за борт, вместо того, чтобы сжечь их в печи.
Полотенце я нашёл, это было старое вафельное полотенце. Вернувшись к коробке, я обнаружил, что птица «подаёт признаки жизни», она вздрагивала и пыталась подняться. Однако из-за сильного переохлаждения чайка была настолько слаба, что ей это не удавалось. Игорь, убедившись, что дела пошли на лад, покинул палубу и ушёл к себе. Я же решил устроить птице подобие грелки.
В каюте, которую я делил со своим другом Борисом, скопилось несколько двухлитровых бутылок из-под «Schweppes’a». Борис находился в этот момент в волшебном мире хитонов Магелланова пролива, о которых писал статью, и поэтому был сильно удивлён тем, что вокруг что-то происходит ещё, например, что птицы запутываются в обрывках канатов и их нужно отогревать посредством пластиковых бутылок, наполненных горячей водой. И я отправился к птице только с двумя бутылками. Найдя состояние пациента мало переменившимся, я поместил грелки по обоим бокам птицы, накрыл её полотенцем и ушёл спать, час был поздний.
Рано утром меня разбудил голос Бориса:
– Доброе утро! А глупыш-то выжил!
– Да, что ты! Это глупыш? Я и не разобрался вчера.
– Я только что от него. Сидит в коробке, наверное, есть хочет. Пойду его покормлю.
Он забрал остаток котлеты, оставшейся от вчерашнего ужина, и ушёл. Я не успел как следует задремать, как дверь распахнулась. Это был Борис.
– Представляешь! Эти альтруисты!!!
– Кто?
– Да, палубная команда во главе с боцманом, – Борис был явно возмущён произошедшим.
– Да что случилось-то?
– Ну, ты подумай! Они взяли нашего глупыша и посадили на рабочий стол на палубе, чтобы он погрелся на солнышке! – Борис положил половинку котлеты на тарелку. – А он взял, да спрыгнул за борт! Теперь наверно утонет!
Немного погодя мы всё же пришли к выводу, что раз уж птица не утонула, спутанная нитью, то свободной ей это вообще не удастся. Но глупыш оказался на наш взгляд глупышом в квадрате: мало того, что он запутался в нити, он ещё отказался попробовать котлету. А ведь наш кок Васильич – известный мастер своего дела.

Возврат на титульный экран

© Гагаев С.Ю., 2016
© ООО «Школа менеджеров «НИВА», 2016