1. У обрыва
    2. Уха из гольца
    3. Полет на водолазной раме
    4. Скала Кыргын
    5. Короткий рейс в пролив Лонга
    6. Му́ра
    7. Голодная чародейка
    8. О Немертее — сестре Галатеи, дочери морского царя Нерея
    9. Жуткая история
    10. Эол из аквариума
    11. Сила есть — ума не надо?
    12. Подарок грозного шторма
    13. Леность, передаваемая по наследству
    14. Богиня плодородия из Арктики
    15. Убор индейского вождя
    16. Десант в аквариумное государство
    17. Attractive worms
    18. Хитон, который ест гудрон
    19. Кораллы, которые не страшны мореплавателям
    20. Об арктических крабах как критерии счастья
    21. Полёт под водой
    22. Колокольчики, голос которых никто не слышал
    23. Прикосновение к тайне
    24. Уникум из арктического бассейна
    25. В помощь навигаторам
    26. Одни из самых древних
    27. О солнце, льдах и бокоплавах...
    28. Первый кусочек пирога
    29. Второй кусочек пирога
    30. Третий кусочек пирога
    31. Четвертый кусочек пирога
    32. Что тебе снится, улитка?
    33. Страшилы подводного королевства
    34. Мягкотелые чудотворцы
    35. Отшельник
    36. Тля и морская звезда: что у них общего?
    37. Прыгун из Арктики
    38. Горчичный бальзам
    39. Глупыш
    40. По дороге на север
    41. «Полярия»

ГЛАВА 1: Мелодии моря в арктических ритмах

Что тебе снится, улитка?

СвернутьЧитать
В конце лета 1997 года у нас в лаборатории поджидал своих жителей новый морской аквариум, и нам не терпелось посадить в него как можно больше интересных животных. Ещё десять лет назад во время водолазной экспедиции Зоологического института в Чаунскую губу мы обратили внимание на сравнительно большое количество брюхоногих моллюсков, улиток, гастропод или трубачей, в этом заливе. Как угодно их назовите – любое из названий годится. Вот этих то беспозвоночных я и собрался наловить, уж очень они мне нравятся. Нужно было только соорудить ловушки. Из подручного материала я исхитрился изготовить нечто среднее, одновременно напоминавшее сетчатое ведро для мусора и баскетбольную корзину.
Наконец настал долгожданный день, когда мы вышли в море вдвоём с помощником на пятиместной резиновой лодке для расстановки ловушек, облизываясь в предвкушении богатого улова. В качестве наживки использовались забракованные санэпидемстанцией куриные ножки и тухлые говяжьи кости, которые нам безвозмездно поставил знакомый предприниматель. Погода стояла отличная, было тихо, и день близился к вечеру. Мы расставили ловушки недалеко от города в небольшой бухточке и полные надежд вернулись домой.
К утру ударил легкий морозец, и прибрежная часть моря покрылась тонким припайным льдом, который препятствовал свободному плаванию на таком надёжном судне, как резиновая лодка, и был в то же время недостаточно крепким для пешего похода. Пришлось дожидаться, когда лёд растает. Потепление, правда, пришло скоро, но ему предшествовал довольно сильный Южак, который вместе со льдом унёс от берега часть наших ловушек, большинство из которых мы так и не смогли найти. В найденных двух оказалось около десятка мелких букцинид (семейство Buccinidae), которых мы водворили в аквариум. Этот случай несколько поубавил оптимизма, но не обескуражил, а скорее вызвал прилив спортивной злости. Через два-три дня новая серия ловушек была расставлена в том же месте, а я заручился уверением синоптиков, что погода будет благоприятной.
Утром я снова вышел проверять ловушки, мой помощник из-за простуды остался дома. Поначалу было довольно сложно управляться со снастями, но в дальнейшем я настолько приспособился, что не нуждался ни в чьей дополнительной помощи. Да и лодчонка была тесновата, ведь приходилось брать с собой дополнительные ловушки, верёвки, вёдра. Сложнее всего было обнаружить белый буёк или окрашенную в красный цвет пластиковую бутылку. Однако даже при самом малом волнении разглядеть поплавки ближе, чем на расстоянии 30 метров не удавалось. Поэтому чаще всего приходилось выходить на место по наземным ориентирам: телеграфным столбам, телевизионным антеннам на крышах домов, служившим мне створами (1). Массу неприятностей создавал ветер, выгребать против которого, пусть даже самого слабого, не очень-то легко.
Подойдя к поплавку и схватив его одной рукой, я втягивал вёсла через уключины так, что они ложились поперёк судёнышка и не могли выскользнуть и уплыть при неосторожном движении. Несмотря на то, что мне приходилось ставить снасти недалеко от берега, не далее 2-х кабельтовых (2), перспектива оказаться в лодке хотя бы без одного из вёсел меня не радовала. На моей памяти было несколько жутких историй о тех, кого уносило ветром в океан.
Вслед за тем я выбирал слабину верёвки и далее тянул изо всех сил, сидя на дне лодки, ни в коем случае не вставая и даже не приподнимаясь над днищем. Такое поведение – обязательно, иначе можно легко оказаться за бортом в ледяной воде.
Вытянув ловушку, я вытаскивал из неё улов, как правило, состоящий из нескольких видов трубачей, многощетинковых червей, морских звёзд, иногда голотурий и змеехвосток, а нередко снимал запутавшуюся в снасти ламинарию; несколько раз в ловушку попадали донные рыбы, в основном бычки. Ненужных мне животных я отпускал в море, а интересных сажал в брезентовые мешки с сетчатым дном – питомзы.
Вскоре в аквариуме собралось около десяти видов гастропод. Здесь были небольшие, не крупнее грецкого ореха виды рода букцинум (Buccinum angulosum, B. maltzani); величиной с десятикопеечную монету (Margarites costalis sordida), прозванные за свою перламутровую раковину жемчужницами; очень мелкие, чуть больше божьей коровки цилихны (Cylichna alba, C. occulta) и лунатии (Lunatia pallida); замечательный, довольно крупный экземпляр нептунеи (Neptunea ventricosa).
Более всего меня занимало и удивляло то, как легко и свободно передвигались по аквариуму в самых неудобных для этого местах крупные улитки. Казалось, что они перетекают по препятствиям, будто бы скатываясь, как гигантские капли, с бурых слоевищ водорослей и стеклянных стенок резервуара. В движении было нечто нереальное, словно происходящее во сне и, несомненно, завораживающее. При этом зачастую стиралась грань между материальным и воображаемым. Казалось, что ты сам живешь в этом фантастическом мире.
Иногда улитки напоминали стадо слонов, мерно шествующее на водопой. Такому сходству в полной мере способствовали поднятые вверх хоботки трубачей. В другой раз моллюски ассоциировались с грозными танками, и казалось, что невидимый экипаж боевой машины вращает башню-раковину, чтобы отразить атаку противника.
У них была своя жизнь, свои правила, занятия и устремления. Несколько раз букцинумы откладывали жёлтоватые кладки-капсулы на водорослях и стеклянных стенах. К сожалению, мы так и не дождались появления потомства. Трудно сказать, что было причиной – недостаток каких-либо химических веществ или что-то иное.
Выяснилось также, что улитки довольно разборчивы в пище. Так, им не совсем по вкусу пришлось мясо птицы и говядина. Даже сорта рыбы они отличали на вкус. Любимая многими из нас корюшка, как известно, пахнущая огурцами, чаще всего отвергалась, а вот ряпушка, напротив, охотно поедалась. Вот уж действительно всё относительно...
Наблюдая за брюхоногими моллюсками через стекло аквариума, я убедился, что они бодрствуют не всегда, а сравнительно долгое время проводят в спячке. Часто действие совпадало с повышением атмосферного давления. Крупная Neptunea ventricosa, например, периодически зарывалась глубоко в грунт, да так, что её бывало очень трудно отыскать. Мне стало понятно, почему в некоторых случаях в течение нескольких дней эти животные почти не попадали в ловушки – у них, попросту, в этот период был затянувшийся «тихий час». В связи с этим мне припомнилась одна подводная картина.
Несколько лет назад во время погружения на мелководье, к западу от острова Малый Раутан, который расположен на выходе из Чаунской губы, я увидел множество среднего размера гастропод. Они неподвижно лежали на слегка волнистом песчаном дне среди редких и довольно чахлых ламинарий. Вначале я подумал, что это лишь пустые раковины, когда же рассмотрел их, то убедился, что все моллюски были живыми. Помнится, что такое, на мой взгляд, странное поведение улиток тогда меня удивило. А оказывается, что они в этот момент всего лишь спали. Только не спрашивайте меня, что же им снилось.

1. Створ – условная вертикальная плоскость, проходящая через две точки, определяющие заданное направление.
2. Международный кабельтов равен 0,1 мили или 185,2 м.

Возврат на титульный экран

© Гагаев С.Ю., 2016
© ООО «Школа менеджеров «НИВА», 2016