1. У обрыва
    2. Уха из гольца
    3. Полет на водолазной раме
    4. Скала Кыргын
    5. Короткий рейс в пролив Лонга
    6. Му́ра
    7. Голодная чародейка
    8. О Немертее — сестре Галатеи, дочери морского царя Нерея
    9. Жуткая история
    10. Эол из аквариума
    11. Сила есть — ума не надо?
    12. Подарок грозного шторма
    13. Леность, передаваемая по наследству
    14. Богиня плодородия из Арктики
    15. Убор индейского вождя
    16. Десант в аквариумное государство
    17. Attractive worms
    18. Хитон, который ест гудрон
    19. Кораллы, которые не страшны мореплавателям
    20. Об арктических крабах как критерии счастья
    21. Полёт под водой
    22. Колокольчики, голос которых никто не слышал
    23. Прикосновение к тайне
    24. Уникум из арктического бассейна
    25. В помощь навигаторам
    26. Одни из самых древних
    27. О солнце, льдах и бокоплавах...
    28. Первый кусочек пирога
    29. Второй кусочек пирога
    30. Третий кусочек пирога
    31. Четвертый кусочек пирога
    32. Что тебе снится, улитка?
    33. Страшилы подводного королевства
    34. Мягкотелые чудотворцы
    35. Отшельник
    36. Тля и морская звезда: что у них общего?
    37. Прыгун из Арктики
    38. Горчичный бальзам
    39. Глупыш
    40. По дороге на север
    41. «Полярия»

ГЛАВА 1: Мелодии моря в арктических ритмах

Об арктических крабах как критерии счастья

СвернутьЧитать
Если вас никогда не кусала акула, вы, в зависимости от вашего взгляда на мир, можете отнести себя к невезучим, скорбя по поводу того, что столь редкое событие не выпало на вашу долю. Или наоборот, считать себя счастливчиком потому, что избавлены от ряда неприятностей, связанных с подобным происшествием. Вообще-то, критерии счастья весьма неопределённы и часто размыты, у каждого человека – свои, иногда совершенно неожиданные.
Я, например, по сей день сокрушаюсь по поводу того, что до сих пор не изловил для аквариума арктического краба. Chyas coarctatus, так звучит его имя на латыни, довольно часто встречается вблизи берегов арктических морей. Когда-то, очень давно, я впервые увидел его в улове небольшого трала, но, к сожалению, аквариума тогда ещё не было и в проекте. Краб был по-своему симпатичен: на тонких стройных ножках, весь в спутанных водорослях и с пятнышками мшанок на панцире. У меня есть его фотография, которую сделал по моей просьбе фотохудожник. Более детально рассмотреть такого же краба вы сможете, если захотите, в витрине Зоологического музея РАН в Санкт-Петербурге.
В другой раз, тоже сравнительно давно, двух крабов подарили мне водолазы, которые обследовали стенку причала. На ней, среди друз мидий и зарослей мягких кораллов, они и настигли этих зверей. Этот факт вызвал, на мой взгляд, нездоровый ажиотаж среди портовиков, связанный с возможностью вылова животных отнюдь не с научными целями. Гастрономический подход ко всему живому в очередной раз доказывает, что мы ещё недалеко ушли от своих предков. Кстати, водолазная экспедиция Зоологического института, работая в районе мыса Шмидта и острова Врангеля в 1976 году, обнаружила там сравнительно большие запасы арктического краба. Эти десятиногие раки по расчётам специалистов могут быть промысловыми для местного населения.
Я расспрашивал специалистов о северном крабе, надеясь узнать о нём что-нибудь любопытное, но, увы, они говорят, что это довольно скучное животное. Как-то не хочется в это верить, помня о том, что десятиногие раки отличаются незаурядным поведением и поражающими воображение приспособлениями к превратностям подводного мира.
Многие раки – хорошие строители. Они выкапывают более или менее совершенные норы, в которых проводят значительную часть своей жизни. У сухопутных крабов норы особенно глубоки, иногда они достигают уровня грунтовых вод, и их жители могут пить чистую воду, не выходя из дома.
Крабы, которые сами не роют норы, используют в качестве жилища норы или трубки других животных, например, трубки полихет, а также пустые раковины моллюсков. Раки-отшельники, как известно, предпочитают селиться в пустых раковинах брюхоногих моллюсков, отдавая предпочтение определённому виду. Так отшельник рода Pagurus в условиях аквариума выбирал в первую очередь раковины моллюсков рода Buccinum, во вторую – Tais, и лишь в третью Littorina. Лишённый раковины краб чувствует себя весьма неуютно, и действительно напоминает купальщика, у которого украли одежду. Некоторые крабы живут под колоколом медуз, среди щупалец актиний и коралловых полипов.
Десятиногие раки используют других животных не только для убежища, но и для маскировки, а также в качестве оружия против своих врагов. Наиболее известный пример – это сожительство раков-отшельников с актиниями. Актиния получает достаточно пищи от остатков трапезы краба, а он довольствуется мощью стрекательных клеток телохранительницы. Меняя раковину, которая по мере роста рака становится мала, краб осторожно переносит клешнями «свою» защитницу на новую раковину.
Любопытно свойство крабов из семейства Dromidae покрывать своё тело губкой (1), искусно выкраивая из неё своеобразное платье, удивительно точно подходящее «портному» по размеру. Проделывает он это следующим образом. Найдя подходящую губку, выпуклую сверху и вогнутую снизу, рак, забравшись на неё, начинает резать клешнями сначала с одной, а потом с другой стороны. Затем, он переворачивается на спину и, удерживая перевернутую губку вогнутой стороной вверх, начинает надевать готовое платье. В конце концов, закончив одевание, краб, встав на голову, переворачивается через неё и принимает нормальное положение. Облачённые в такой наряд, крабы не подвергаются нападению со стороны осьминогов, хотя их «голые» собратья часто становятся жертвой агрессии головоногих моллюсков.
У раков-щелкунов защита основана на их способности издавать щёлкающие звуки при помощи своей крупной клешни. С силой смыкая подвижный палец клешни с неподвижным, Alpheus издают громкий щелчок, усиленный пустым пространством внутри клешни. При щелчке возникают также и ультразвуковые колебания, в результате которых мелкие рыбы и ракообразные зачастую получают не только сильный, но и смертельный удар.
Многие крабы способны для спасения своей жизни жертвовать конечностями, отбрасывая их в случае захвата противником. Как правило, утраченная конечность после линьки быстро отрастает.
Заканчивая далеко не полный список «чудес», на которые способны десятиногие раки, мне немного обидно за их северного «скучного» родственника. Не скрою, я стремился его реабилитировать.
Для этого я пытался поймать Chyas с помощью трала, опускался на дно в местах возможного обитания с аквалангом, но все усилия оказались безуспешными, мне не везло. Однако, несмотря так же на то, что меня никогда не кусала акула, я не собираюсь относить себя к той категории людей, которых счастье обошло окончательно. Ведь крабов в Арктике много (это не синяя птица), так что мне, несомненно, повезёт. Только вот не совсем уверен в том, повезёт ли обитателям аквариума, когда к ним вторгнется столь желанный для моего любопытства зверь.

1. О губках, Spongia – колониальных беспозвоночных животных подробнее в главе «Одни из самых древних».

Возврат на титульный экран

© Гагаев С.Ю., 2016
© ООО «Школа менеджеров «НИВА», 2016