На титульную страницу На Главную
Ее по праву можно назвать одной из самых уютных улиц не только района, но и города. В тенистых березовых аллеях хочется гулять и гулять, многие дома радуют отделкой, резными подзорами и наличниками. Богата Бульварная и своей историей. Здесь в середине 1920-х гг. творили Исаак Бабель (он писал тогда «Конармию») и художник- авангардист Аристарх Лентулов; в конце 1920 –х – начале 1930-х гг. на улице можно было встретить первых народных артистов СССР А.К. Тарасову и ее мужа И.М. Москвина… Пройдем от церкви Михаила Архангела на восток, мимо памятника красюковцам, погибшим во время Великой Отечественной войны. И что ни дом, то своя история…

По поводу первого дома на Бульварной улице приведем цитату из воспоминаний князя А.В. Трубецкого (1920-2002), который провел свое детство на соседней Огородной улице. «В угловом доме против церкви жил Алешка Нарышкин… Его отец был расстрелян заложником в 1927 году за убийство Войкова… Мать (Софья Павловна) «была не в себе»… Родственники Нарышкиных Арсеньевы гостили летом… В 1930-х гг. Нарышкины и Арсеньевы уехали за границу».


Нарышкины – известная дворянская фамилия на Руси: Наталья Кирилловна Нарышкина была первой женой царя Алексея Михайловича и матерью Петра I.


7 июня 1927 года русским эмигрантом Б. Кавердой на перроне Варшавского вокзала было совершено убийство советского полпреда в Польше П.Л. Войкова. Власти «отвечали» на такие акции расстрелами заложников из «бывших»: дворян, купцов, интеллигенции.

«Угловой дом против церкви» – это дом №1 по Бульварной улице. После Нарышкиных в доме обитали монахини. Жили сначала тем, что стегали одеяла. Одна из них, в миру Александра Аркадьевна, перед войной и в начале ее работала в регистратуре «Красного креста».


«Красный крест» – так в городе называли городскую больницу и поликлинику, расположена в здании бывшего Убежища сестер милосердия на Нижней улице (теперь ул. Митькина, 37).


Позднее домом владели Шелкова Евдокия Васильевна (род. в 1892 г.), ее муж – преподаватель или профессор, работавший в Москве, и их сын Александр (род. в 1936 г.).
Соседний дом №3 принадлежал Новиковым. Александр Иванович Новиков в начале 1930-х гг. был сначала директором, а потом учителем в красюковской школе. По некоторым данным, он закончил Московскую духовную академию. Его жена Ольга Павловна была первой учительницей А.В. Трубецкого – «спокойная, пожилая, полная, всегда одетая в темное». Позднее в доме оставался сын Новиковых Владимир Александрович (род. в 1900 г.).

Посередине улицы под березами виден памятник, о котором было сказано выше. Третьим в списке погибших значится Борис Аникин из стоящего рядом дома №5. Его семья жила здесь в 1920-30-е годы. Лесничий Владимир Иванович Аникин появился на Красюковке в 1919 году. Его выдворили из барского дома в села Степаньково Ногинского района, и семья обрела пристанище на Бульварной улице. Когда-то Владимир Иванович служил офицером в царской армии и впоследствии «за это был лишен паспорта». В 1920-1930-е гг. он работал садовником в так называемой «Каляевке» – колонии инвалидов труда им. Каляева. Позже перешел на работу в «Смычку» – было такое потребительское общество у нас в городе – а после войны снова трудился садовником уже на Скобянке (так в просторечьи называли ЗЭМЗ – Загорский электро-механический завод). Перед войной в семье Аникиных росли два сына и дочь. Борис родился в 1923 году. Он прекрасно учился, писал стихи. Его отличный аттестат, позволявший поступать в вуз без экзаменов, датирован 18 июня 1941 года. А через три дня началась война… Борис попал в авиационное училище, закончил его, но на фронте оказался в пехоте. Наверное, потому, что разгромленная в начале войны авиация была восстановлена не сразу. Погиб Аникин весной 1942 года. Сохранились его школьные стихи и письма из армии. Младший брат Николай на фронт уже не попал. Он стал журналистом и работал редактором в районной газете «Вперед», в заводской многотиражке Скобянки "За Родину", а позже в «Литературной газете» и других московских изданиях.

И еще о доме №5. Старожилы вспоминают легендарную местную нищенку Марусю-Каляевку. Фамилия ее была Ильцевич. В 1920-30-е гг. Маруся жила в Каляевке, в колонии инвалидов, и часто бродила по Красюковке. Многие подавали ей милостыню, одевали ее, иногда пускали на ночлег. Когда давали монету, она тщательно протирала ее кусочком мыла, которое всегда носила в детской сумочке через плечо. Щупленькая, стриженая, Маруся ходила с толстой палкой. Местные мальчишки дразнили ее и бросались в нее камнями. А она грозила им палкой и топала ногами. На прозвище свое она очень сердилась. Исчезла Маруся-Каляевка в начале войны. Как удалось выяснить, до революции владельцем дома №5 был полковник в отставке Ильцевич. Его дочь Мария в раннем детстве болела менингитом и получила после него осложнение – слабоумие. Вспоминают, что мать всегда водила ее с собой под руку. Родители, по-видимому, умерли, а дочь поместили в дом инвалидов.

Обращает на себя внимание дом №6 – просторный, с резным кокошником над широким крыльцом и богатыми наличниками с правой стороны – бывшая лавка Белякова. На рубеже XIX – XX веков она принадлежала купцу 2-ой гильдии Семену Игнатьевичу Белякову (1852 – 1930). Слева в доме была собственно лавка – там до сих пор сохранился от нее крепкий дубовый пол. Выходец из крестьян Тверской губернии Кашинского уезда, С.И. Беляков после смерти отца уехал в Москву, служил там, наверное, дворником, потому что, по семейному преданию, «на бутылках сделал состояние». В начале XX века Семен Игнатьевич, кроме лавки, имел магазин и в более престижном месте – на Красногорской площади. Торговал он кондитерскими, бакалейными и табачными изделиями, был поставщиком Императорского двора. Занимался Беляков и издательской деятельностью: сохранились его открытки с видами Черниговского скита. Дело свое во время НЭПа он передал сыну Сергею (1882–1936). Была еще дочь Екатерина, которую купец выдал замуж в Москву. В конце 1920-х гг. семью лишили избирательных прав и «уплотнили» в собственном доме. В 1936 году Беляковы продали свою часть дома и переселились в Пушкино. У Сергея Семеновича было четыре сына. Анатолий и Александр погибли в Великую Отечественную войну и занесены в список на памятнике рядом с родным домом. Виктор Беляков стал машинистом электропоезда. Владимир ушел добровольцем еще на финскую войну, затем с орденами и медалями закончил Отечественную. Позже работал таксистом. «Пораженцам в правах» Беляковым путь к образованию был закрыт. В высшую школу смогло попасть только их следующее поколение. Так, об истории семьи нам поведал правнук купца, профессор МВТУ им. Баумана Сергей Викторович Беляков.

Лавка Белякова. Совр. Вид. (Белякова лавка)

Лавка Белякова. Совр. Вид. (Белякова лавка)

 
© НОУДО «НИВА», 2009
© Шпанькова Т.Н., Завидов С.Е., Фролов Н.А., 2009