На титульную страницу На Главную

История Лесной улицы и нашей семьи соприкасаются. Ее я помню по изустным воспоминаниям моей матушки, которая, застав в разгаре налаживающуюся жизнь в этом тихом и по природе почти сельском уголке, прожила в нем полных 94 года. Ее родитель, а мой дедушка, Митрофан Васильевич Корнилов, родом из московского купечества, вместе со своими братьями и сестрами получил домашнее образование и воспитание под бдительной опекой гувернера немца и гувернантки француженки, был записан затем в Московский университет, но курса (химико-биологического) не кончил из-за склонности к неврастении (так об этом судили родственники, да впрочем, и друзья). Этот порок не позволял деду терпеть шумную и суетливую Тверскую, по которой днем и ночью сновали вальяжные тройки и пролетки разухабистых извозчиков-лихачей, по тротуарам двигались бесконечные праздные толпы народа, а у лавок и магазинов кричали зазывалы, приглашая заглянуть к ним. Дом его отца Василия Корнилова, купца, занимавшегося торговлей москательным товаром, стоял позади особняка генерал-губернатора Москвы. Расторопный предприниматель нажил солидный капитал, получив подряд на поставку армии крупной партии медянки (защитная зеленая краска). Это случилось накануне выступления армии на Балканы в русско-турецкой войне 1877-78 гг. Краска срочно потребовалась для покраски орудийных лафетов, зарядных ящиков, повозок и прочего военного снаряжения.

Оставив учебу, Митрофан Васильевич попробовал начать собственное дело, но не в шумной Москве, а в тихой провинции. Свою долю капитала он получил от отца и вошел по протекции в товарищество Скоропусковского завода под Сергиевом Посадом. На заводе тогда варили мыло и гнали купоросное масло. В Посаде он познакомился с семьей местного купца Николая Мамаева (он держал мясную торговлю, и его лавка стояла в торговом ряду, на месте которого в советские годы было построено здание Института игрушки) и обратил внимание на его дочь Ольгу, которая была намного моложе его. Но это обстоятельство не помешало венчанию.

Свадебный пир был устроен на широкую купеческую ногу. Мамаевы арендовали для бала просторный дом на Вифанской улице (он недавно был отремонтирован и сохранил некоторые черты прошлого величия; ныне это то ли гостиница, то ли жилое помещение, принадлежащее Лавре). Зваными на пир были торговые люди из Москвы и Посада. Играл нанятый оркестр из Большого театра столицы. Первое время молодожены жили в двухэтажном кирпичном доме на этой же улице (почти напротив фабрики Зайцева), а затем дедушка купил в Березовом переулке земельный участок вместе с домом, окна которого глядели на господские хоромы владельца весьма большого земельного клина в городе. В летний погожий день этот землевладелец любил восседать на балконе (несколько лет назад его разобрали) с неизменной корзиной пива, потягивать прохладный напиток и церемонно отвечать на поклоны проходящих по улице местных жителей. Это был Михаил Красюк. В свое время он пристроил к своему дому домовую церковь, которую нарек именем своего святого хранителя – Михаила Архангела. Первый этаж церкви он отдал под богадельню.

А.А. Кириллов

 
© НОУДО «НИВА», 2009
© Шпанькова Т.Н., Завидов С.Е., Фролов Н.А., 2009