На титульную страницу На Главную
В военно-исторической энциклопедии приводится дата смерти А.М. Стесселя –1915 год. А по местному преданию, Стессель пропал во время революции, дом был брошен. В воспоминаниях известного загорского педагога, выпускника Московской духовной академии С.А. Волкова (С. Волков. Возле монастырских стен. М., 2000) говорится о вдове Стесселя, жившей в городе. Наверное, дом покинула уже она.

Дом Стесселя

Дом Стесселя

Большая библиотека генерала, рояль, редкие ковры и мебель перешли во владение поселившейся в доме семьи Добролюбовых: Александра Андреевича (1880–1953), его жены Лидии и детей Помпея и Ариадны. Биография А.А. Добролюбова известна со слов дочери. Он был сыном священника. Жили Добролюбовы в селе Никольском Можайского уезда, рядом с усадьбой графов Уваровых. Александр Андреевич до революции окончил историко-филологический институт в Варшаве. В советское время работал в институте картографии. Написал докторскую диссертацию о новых месторождениях золота, но «защитить ее не дали». Вспомнили о ней только после смерти Добролюбова. Помпей Александрович во время войны был на фронте. Ариадна Александровна (р.1925) закончила медицинский институт и потом работала хирургом в разных местах, перед уходом на пенсию – в поселке Новый НПО «Радон». В тяжелые 1930-е годы генеральский рояль спас семью от голода: его продали и купили корову. Одновременно с Добролюбовыми в доме жил художник Георгий Эдуардович Бострем. Здесь же у него была мастерская, где он работал вместе со своим учеником С.М. Боскиным. (Подробнее о Бостреме см в главе «Бульварная улица», а о Боскиных – в главе «Огородная улица».) Встречу с художником вспоминает в своих дневниках 1926–1930 гг. М.М. Пришвин. Там указан и адрес художника: Полевая, 3.

Стоящий напротив дом №4 построен в 1914 гг. В 1930–1940 гг. здесь жили Сорокины: отец, мать и трое детей. Семью считали просвещенной: отец Иван Иванович Сорокин заведовал книжным магазином, который был на углу проспекта и Старой лаврской гостиницы. Теперь он и два его сына, Александр и Михаил, значатся на памятнике погибшим красюковцам. Оставшийся в живых сын Павел, впоследствии стоматолог, вместе с матерью уехал в Переславль-Залесский.

При доме дом №5 был самый большой на улице участок земли. Иосиф Иванович Чиков, который до революции, вероятно, преподавал в Вифанской семинарии, построил свой дом в 1907 году и развел сад. В нем росли барбарис, орех, множество цветов. В 1920–1930 гг. Чиков был учителем химии в «красной» школе (впоследствии им. РККА, сейчас гимназия №1), причем прекрасным учителем. По рассказам его ученика, профессора В.Е. Соколовича, именно Иосиф Иванович привил ему огромный интерес к химии. В памяти бывших школьников сохранилось и прозвище учителя – «Чик Иванович». В доме позже оставались его жена и дети Юрий и Наталья.

Следующими жильцами, наверное, в 1929–1933 гг., стали Мишины. (Известно, что до этого Мишины жили на Вифанской улице в доме Каптеревых, который сгорел в 1929 году.) Глава семьи Александр Константинович в 1904–1910 гг. исполнял должность доцента по кафедре Общей гражданской истории в Московской духовной академии, потом служил там же лектором французского языка. Был прекрасным знатоком иностранных языков и шашечной игры, автором опубликованных шашечных этюдов. С 1912 года преподавал историю, географию и немецкий язык в учебных заведениях города. Он вырастил трех сыновей: Георгия (1909), Игоря (1912) и Бориса (1916). В 1933 году Мишин переехал в Москву, а затем в Воронеж. В 1941 году его арестовали, и в 1943 году он скончался Мариинском лагере.

После Мишиных в доме поселился врач-терапевт Валентин Иванович Плетнер, который вместе с дочерью долго жил в Швейцарии и стажировался по своей специальности. Потом он работал в Москве, в поликлинике Наркомата путей сообщения. Переехав в Сергиев Посад, трудился в «Красном Кресте» и был домашним врачом для многих семей Красюковки. Этому прекрасному доктору благодарны до сих пор живущие пациенты. Необходимо отметить, что Плетнер одним из первых в городе стал заниматься гомеопатией.

И еще об этом доме. Перед войной или в ее начале он был перепродан москвичам – дачникам Коньковым (Молодкиным). Здесь они по заказу Министерства обороны занимались разведением белых мышей для медицинских исследований. Получали специальное питание для грызунов, что было для них, наверное, неплохим подспорьем в военное время. Вспоминают, что и дочь Плетнера Вера Валентиновна, переселившаяся в дом №18 по Березовому переулку, тоже занималась разведением этих животных. (Интересно, что на Красюковке белые мыши до сих пор попадаются в мышеловки.) С 1950-х гг. в доме №5 живет Николай Васильевич Егоров, участник Великой Отечественной войны.

Дом № 6 построили в 1926 году. Его хозяйка Титова Мария Александровна прожила здесь до 97 лет. У нее было две дочери: Наталья и Серафима. Сначала казалось, что обе удачно устроили свою судьбу. Серафима вышла замуж за генерала медицинской службы Ланда, который служил в Лениградском военном округе. Но в 1938 году он умер на военных учениях от пневмонии. Наталья связала свою жизнь с офицером Андреевым. В середине 1930-х гг. его послали служебную командировку в США, а по возвращении объявили американским шпионом и расстреляли. Жену сослали в Караганду. В 1960-м году Андреева реабилитировали. В семье было два мальчика. Марик умер маленьким, а Сергей оставался с бабушкой, вырос в этом доме и принимал активное участие в жизни Красюковки. (См. ниже о Жуковой роще.)

Жизнь многих обитателей района была связана с железной дорогой. Дом №7 на земле, купленной у Красюка, выстроили в 1914 году железнодорожники Ильин Илья Александрович (1835–1918) и его жена Агриппина Ивановна (1840–1929). До этого они сооружали Северную дорогу, а с 1870 года служили на ней уже железнодорожниками, имели благодарность от руководства. Сыновья Ильиных были телеграфистами на той же железной дороге. Позже дом занимали две дочери: Клавдия и Евдокия, обе прожившие по 92 года. Евдокия Ильинична была знаменитой на всю округу портнихой, а ее муж Михаил Васильевич Астраханцев (1882–1940) работал на железной дороге проводником-сигнальщиком. Их сын Сергей Михайлович стал кандидатом технических наук и всю жизнь трудился в Институте им. Курчатова. Он был удостоен звания Лауреата Государственной премии СССР, награжден орденом «Знак почета» и медалями. Жил с семьей в Москве, а на выходные и в отпуск приезжал в родной дом. Его жена Елена Николаевна (1924–1999), в девичестве Смирнова, родом из дома № 2 по Полевой улице. Она стала врачом-терапевтом и тоже имела государственные награды.

Дом №8 стоит на месте того, который в 1926 году построили Барковы. По воспоминаниям старожилов, здесь проживала Елизавета Савельевна Баркова с сыном Валерием. На участке они развели розы. Фамилия Барковых несколько раз встречается среди жителей Красюковки. (Многие из них родственники. См. также главу «Березовый переулок и Лесная улица».) С.П. Раевский (1907–2004) из рода знаменитого генерала, живший в 1920-е гг. в доме Хвостовых на Красной улице (теперь ул. Шлякова), в своей книге «Пять веков Раевских» вспоминает соученика и друга Валерия Баркова с Красюковки, с которым позже общался в Москве. Как оказалось, на Полевой улице, в доме №8 и жил в свои молодые годы тот самый Валерий Барков. По воспоминаниям родных, он был большим любителем природы, окончил лесной техникум, работал лесничим, долгое время руководил леспромхозом. Кроме того, еще в юные годы Валерий Барков называл себя писателем и, по словам Раевского, «был немного художником и пианистом». Литературный талант не пропал в нем: впоследствии Валерий Григорьевич публиковал в прессе очерки о природе и издал две книги.

Среди жителей Красюковки встречались и бывшие фабриканты. Владелец старого дома №9, построенного в том же 1926 году (сейчас здесь тоже стоит новый дом), происходил из рода заводчиков Ляпуновых, изготовлявших краски и имевших свои предприятия на территории нашего района. Борис Васильевич Ляпунов принадлежал к той ветви рода Ляпуновых, что жили в местечке «Ляпунова дача» около платформы «76 км». Его старший брат Николай Васильевич был репрессирован, попал на строительство Беломорканала. Борис Васильевич вместе с женой Татьяной Ивановной и двумя детьми до войны жил на Полевой улице. Осенью 1941 года он ушел в ополчение и погиб под Москвой. Его сын Всеволод после окончания 10-го класса в 1941 году попал на фронт и тоже погиб (в 1942 году). Имена отца и сына есть на памятнике красюковцам. Дочь Бориса Наталья работала в институте вирусологии, известном в городе под названием «Вакцина». Теперь эта ветвь рода Ляпуновых прекратилась.

Домом №10 владеет старожил и патриот Красюковки Галина Ивановна Сурайкина (Уткина). Родилась она в семье лаврского лесника. До революции хозяин этого построенного в 1926 году дома Иван Яковлевич Уткин с женой Анной Макеевной проживал в сторожке лесного ведомства около Параклита.


ПараклитПустынь Святого Духа Утешителя (по-гречески, Параклита), небольшой строгий монастырь (рядом с теперешним поселком НИИ резиновой промышленности – Сменой). Основан в 1862 году наместником Лавры архимандритом Антонием на земле, подаренной императором Александром II в честь рождения великого князя Сергея Александровича.

Там у них родилось четверо детей, которых надо было отдавать в школу. Тогда Уткины еще в лесу поставили срубы для дома и сарая, а потом перевезли их в город и построились на Полевой улице.

Г.И. Ивановна Уткина.

Г.И. Ивановна Уткина.

Сурайкина (Уткина) Галина Ивановна перед войной работала экскурсоводом в Загорском историко-художественном музее, вышла замуж за ученого секретаря музея Ивана Георгиевича Еремина, родила сына. Потом началась война. Галине Ивановне пришлось испытать многое. Но где бы она ни оказывалась, где бы ни работала, весь жар души, всю свою энергию она отдавала тому делу, которым занималась. В музее она не дала пропасть книгам по искусству из коллекции, завещанной музею А.А. Александровым, тоже жителем Красюковки: привела их в порядок и стала библиотекарем на общественных началах. Проведя в Москве основную часть жизни, Галина Ивановна вернулась в Сергиев Посад на родную улицу и стала организатором такого полезного дела, как посадка молодых берез в Жуковой роще на Красюковке и объявление ее заказником. И сейчас, уже в преклонные годы, она не утратила своей энергии и борется за сохранение рощи.

 

 


Предыдущий, старый дом по адресу: Полевая, 11 был построен в 1926–1929 гг. москвичами, которые чуть позже сдавали его Марии Савельевне – родной сестре жившей в то же время напротив Е.С. Барковой. Фамилия ее мужа до нас не дошла. Был он когда-то офицером царской армии. У супругов рано умерла дочь, и они взяли на воспитание двух мальчиков из детского дома: Александра и Вениамина. Первый впоследствии стал крупным военным. Муж Марии Савельевны в 1927 году умер от горловой чахотки, и она уехала в Москву, к сыновьям. Дом в 1940 году продали М. и А. Просвиряковым, имевшим троих детей – Василия, Антонину (впоследствии по мужу Чекалину, преподавателя психологии) и Татьяну, по мужу Мамаеву.

Активным участником встреч бывших фронтовиков и их ровесников не так давно был Владимир Кузьмич Демин, живший когда-то в доме №4 по Бульварной улице, а затем в доме 11а на Полевой.

В.К. Демин

В.К. Демин

Школу он закончил в 1940 году. В начале войны учился в военно-артиллерийской школе. Затем воевал на Западном фронте. Два ордена Красной Звезды, медаль «За боевые заслуги», ранение и тяжелая контузия – с такими «итогами» пришел В.К. Демин к Дню Победы. После войны вся его трудовая жизнь прошла на ЗОМЗе.

У дома №12 сложная биография. По схеме домовладения соседей, Уткиных, в 1926 году хозяином пограничного участка отмечен некто Городенский. В Московской духовной академии до революции был экстраординарный профессор по кафедре теории словесности и истории иностранных литератур Николай Гаврилович Городенский. С 1919 года он преподавал немецкий язык в школе и в Педагогическом техникуме в Сергиеве, а в 1927 году переехал в Краснодар. Судя по дате отъезда, именно профессор мог быть владельцем этого участка. Далее дом принадлежал москвичке Вере Васильевне Кузьминой. Она подарила его своему духовному отцу, архимандриту Георгию (Лаврову), настоятелю Мещовского Георгиевского монастыря, затем ставшему духовником Данилова монастыря, прошедшему многие тюрьмы и ссылки. О. Георгий в свою очередь оформил дом на трех своих духовных дочерей: Катюшу, Таню и Марусю. Катюша – Екатерина Максимовна Морозова, будущая инокиня Ермиония, прожила в доме до 1985 года и умерла в нем.

Маруся – Мария Кузьминична Шитова. Мезонин дома перешел в собственность к Тане – Татьяне Борисовне Мельниковой. Все они подвергались гонениям, их неоднократно арестовывали. В конце 1920-х – начале 1930-х гг. в доме нашла приют семья священника, будущего священномученика Владимира Амбарцумова. И в течение многих лет здесь обитало семейство врача Сергея Сергеевича Утешева, который женился на сестре Т.Б. Мельниковой Галине. В семье Утешевых было три сына и дочь.

В последние десятилетия самым известным жителем верха этого бревенчатого дома был муж Татьяны Борисовны, протоиерей Тихон Тихонович Пелих. Небольшого мезонина явно не хватало для семьи с двумя детьми. Добрейший отец Тихон («Тиша», как ласково называли его друзья) очень много делал для репрессированных священников: ездил к ним в лагерь, помогал материально их семьям. А загорчане помнят его как настоятеля никогда не закрывавшейся Ильинской церкви, долгие годы (1950–1979) служившего в этом храме. По словам одной из прихожанок, никогда после о. Тихона она не ощущала во время службы такой благодати, как это было при нем.

 
© НОУДО «НИВА», 2009
© Шпанькова Т.Н., Завидов С.Е., Фролов Н.А., 2009