Главная История Дворцы Фонтаны Сады Об авторе
Большой дворец Монплезир Павильон Эрмитаж Дворец Марли Воронихинские колоннады Церковь Св. Петра и Павла корпус под гербом

Большой дворец

Большой дворец, воздвигнутый на краю естественного уступа на границе Верхнего сада и Нижнего парка,— самое значительное архитектурное сооружение всего петергофского ансамбля.

Вытянутый почти на 300 метров вдоль террасы северный фасад монументален и вместе с тем удивительно легок. Крыша дворца имеет характерные для стиля барокко прихотливые очертания, а ее изгибающаяся контурная линия придает всему зданию подчеркнутую изысканность.Большой дворец

Средняя часть дворца высотой 17 метров завершена золоченой вазой с крылатыми фигурами мифических гениев—покровителей места. Боковые корпуса дворца увенчаны куполами. Их сияющие главы с декоративными украшениями, поднятые на 27 метров, купаются в голубом небе и придают дворцу праздничность и парадность. Грани куполов, фонарики и луковицы оплетены медными золочеными пальмовыми листьями, гирляндами, шарами, рокайлями и картушами.

Экскурсии по Большому дворцу пороводятся соглано Расреллиевскому "маршруту".

Растеллиевский "маршрут" осмотра Большого дворца возобновлен после восстановления Парадной лестницы. В настоящее время осмотр начинается с центральной — петровской части дворца. Экскурсанты входят в вестибюль дворца, который занимает всю середину первого этажа петровских палат. В него ведут застекленные двери, симметрично расположенные по три на южной и северной стенах. Они же служат источниками двойного освещения вестибюля. Пол выстлан серыми и белыми мраморными плитами. Композиция вестибюля типична для архитектуры первой четверти XVIII века и характерна для творчества Леблона.

Из вестибюля Дубовая лестница ведет в центральный, Портретный, зал; она находится не на средней оси, а смещена в западную сторону, для чего в стене прорезана широкая арка.

Дубовая лестница, творение Леблона и Пино, воссоздана в первоначальном материале и в точном соответствии с особенностями декора петровского времени. Лестница отличается функциональной и конструктивной ясностью и сдержанным, но исключительно выразительным декором перил, состоящих из 21 орнаментированной балясины. Эти балясины—совершенный образец орнаментальной резьбы с виртуозным искусством возобновлены ленинградскими резчиками по модели Н. Оде.

Плафон Дубовой лестницы—декоративный элемент, сохраненный Растрелли при перестройке дворца. Это живописное аллегорическое полотно, исполненное в 1720-х годах И. Я. Вишняковым, было уничтожено фашистскими оккупантами. Спустя 234 года его воссоздал по сохранившейся довоенной фотографии наш современник Я. А. Казаков.

Осмотрев Дубовую лестницу, по нижнему этажу восточного флигеля можно пройти в восточное крыло дворца, обращенное в Верхний сад. Здесь находится растреллиевский вестибюль. Его пространство ритмично акцентировано аркадой, пилоны которой декорированы трехчетвертными колоннами тосканского ордера.

Отсюда открывается вход на Парадную лестницу. Ее объемно-пространственное решение создает ощущение особого простора, высоты и освещенности. Растрелли применил весь арсенал декоративных средств, которые имелись в его распоряжении, достигнув исключительного синтеза искусства.Большой дворец Полихромная масляная живопись плафона, темперная роспись стен, лепка, орнаментальная резьба, различные скульптурные формы (картуши, рокайли, вазы, статуи, монументальные барельефы), художественный металл — все это декоративное богатство заключено в четко трактованный объем с восьмью двухъярусными окнами, конструктивно и органически взаимосвязано и выявлено в законченном художественном образе. Каждая часть убранства имеет определенный иносказательный смысл. На стенах лестницы, в иллюзорных нишах, темперой написаны фигуры Аполлона, Дианы и Флоры, порхающие амуры. Амуры с атрибутами олимпийских богов Марса, Нептуна, Аполлона изображены на падуге. Двуглавые орлы, вензеля Елизаветы, цветочные гирлянды, пальмовые листья, картуши, заполняющие простенки, придают облику лестницы исключительную нарядность и пышность, умноженную позолотой. Живописный декор венчает плафон, на котором представлена мчащаяся среди облаков на колеснице Весна, рассыпающая белые цветы, окруженная аллегориями тепла, света, дождя—всем, что несет пробуждение природы.

Главенствующую роль в убранстве Парадной лестницы играет сюита декоративной скульптуры, развивающая тему времени года. Это шесть резных монументальных барельефов-панно, две резные кариатиды и четыре статуи—аллегории Весны, Лета, Осени, четвертая, Зима,—подлинник середины XVIII века. Со скульптурами чередуются две изысканно-прихотливые по барочной форме пластические вазы (одна подлинная), их дополняют две аналогичные полувазы. Вазы и две скульптуры связаны звеньями кованой узорной решетки. На фоне ее переплетающихся черненых извивов выделяются золоченые детали. Композиция лестницы завершается порталом с дверью, ведущей в Танцевальный зал, которая окаймлена и украшена золоченой резьбой. Портал трактован наподобие Триумфальной арки. По сторонам его фланкируют парные белоствольные колонны с золочеными резными капителями, несущими сложнопрофилированный раскрепованный антаблемент и лучковый фронтон. Над ним по сторонам пышного картуша с короной расположены сидящие аллегорические фигуры “Верность” и “Справедливость”.

С верхней площадки Парадной лестницы через маленькие проходные комнаты, где устроена небольшая выставка, посвященная возрождению дворца, посетители проходят в Голубую приемную. Они видят прямоугольную комнату, стены ее затянуты голубым штофом, на потолке помещен овальный плафон XVIII века на мифологический сюжет. Цвет обивки стен и находящиеся здесь великолепные бюро и стол с малахитовым письменным прибором определили название помещения—Голубая приемная.

Появление в 1770-х годах в резиденции на берегу Балтийского моря мемориального зала, посвященного утверждению России на Черном море, явилось закономерным развитием изначального замысла Петергофа как триумфального ансамбля. Решающими моментами борьбы за Черное море были поход русского флота из Балтийского в Средиземное море и его победы над турецким флотом при Чесме в 1770 году.

Русские эскадры еще не вернулись в свои порты, а немецкому художнику Ф. Гаккерту уже заказали серию картин, посвященных “архипелагскому походу” (он был закончен в 1774 году). Через три года Фельтен поместил полотна, запечатлевшие морские баталии, на их нынешние места, и зал получил существующее ныне оформление.

Свет из двух рядов окон на северной стороне освещает двенадцать живописных холстов, в два яруса закрывающих остальные стены. Эти крупные полотна — художественная летопись многолетнего боевого похода, исполненная на основе документальных описаний, схем и рассказов его непосредственных участников.

Большой дворецОдна из самых впечатляющих картин зала—“Сожжение турецкого флота в Чесменской бухте в ночь на 26 июня 1770 года”. Чтобы художник достоверно изобразил взрыв и пожар на корабле, для него в присутствии многотысячной толпы на рейде Ливорно в 1771 году командование русского флота взорвало старый шестидесятипушечный фрегат “Святая Варвара”.

Создавая интерьер, характерный для классицизма, Фельтен сохранил не только растреллиевское объемное решение, наборный паркет, но и плафон работы Л. Вернера “Церера, вручающая колосья первому земледельцу Триптолему” (написан в 1750 году).

При восстановлении Чесменского зала его декор был повторен в том виде, в каком он сохранялся до 1941 года. По рисунку Б.-Ф. Растрелли выполнили наборный паркет. На прежние места поместили спасенные в начале войны картины, бра, хрустальные люстры Назьинского стекольного завода. Взамен погибшего в пожаре плафона установили новый—полотно кисти выдающегося мастера декоративной и плафонной живописи А. Тервестена “Жертвоприношение Ифигении” (написано в 1690 году).

Оформление Аудиенц-зала подобно оркестровому вступлению к мощному хоралу Тронного зала.

Впечатление торжественности создается прежде всего размерами зала—самого большого во дворце. Высота зала, почти равная ширине, подчеркивает объем помещения. Ощущение простора увеличивают два яруса окон на продольных стенах — четырнадцать широких и высоких полуциркульных проемов, чередующихся с зеркалами внизу, и такое же число малых полуциркульных проемов над ними.

Сохранив созданную Растрелли барочную объемно-пространственную композицию (размеры, количество окон, паркет), архитектор Фельтен в 70-х годах XVIII века с безупречным умением и вкусом связал ее с новым классическим декором.

Основной мотив декоративной лепки — ветви и листья аканта, лавра и дуба—символы воинской и гражданской славы. Эта тема дополняется рельефными композициями из воинских доспехов, обвитых перевязью с кистями.

Живопись—один из важнейших элементов декора Тронного зала. Над четырьмя дверями, ведущими в зал, в лепных рамах помещены портреты Петра I, Екатерины I, Анны Иоанновны и Елизаветы Петровны работы Г. Бухгольца, а между окнами второго яруса—двенадцать портретов родственников Петра I.

Большой дворецВосточная торцовая стена зала, перед которой стоит дубовое резное золоченое тронное кресло первой четверти XVIII века, выделена особой насыщенностью и разнообразием декора. Посредине стены помещено самое крупное в зале живописное полотно—портрет Екатерины II работы В. Эриксена, написанный в 1762 году. Картина, которая называется “Шествие на Петергоф”, изображает императрицу в мундире Преображенского полка, верхом на коне направляющуюся в петергофскую резиденцию во главе гвардейских полков после восшествия на престол. По сторонам портрета на прямоугольных филенках, окаймленных тонкими тягами, в изумительных по совершенству лепки венках из листьев дуба, ветвей цветущих роз и лавра находятся крупные аллегорические барельефы работы скульптора И. П. Прокофьева: слева—“Истина и Добродетель”, справа— “Правосудие и Безопасность”. Над ними симметрично расположены два прямоугольных барельефа на исторические сюжеты: “Возвращение Святослава с Дуная” М. И. Козловского и “Крещение Ольги” А. М. Иванова.

В создании художественного облика Тронного зала исключительно большая роль отведена осветительным приборам — золоченым стенникам строгого рисунка и двенадцати барочным хрустальным люстрам, подвешенным по периметру гладкого плафона. Своими благородными очертаниями и мерцающими фиолетовыми подвесками в виде массивных дубовых листьев люстры акцентируют глубину перспективы и высоту зала.

В отличие от классического художественного декора Тронного зала Аудиенц-зал (с 1840-х годов—Статс-дамская) позволяет ознакомиться с почерком Б.-Ф. Растрелли—крупнейшего мастера русского барокко.

В декоративном оформлении Аудиенц-зала Растрелли проявил удивительное композиционное искусство. Чтобы создать иллюзию пространства в узком, вытянутом помещении, архитектор декорировал продольные стены ложными окнами второго яруса, вставив в них зеркала, обрамленные золочеными резными наличниками. Нижний ярус этих стен он акцентировал зеркалами и прихотливыми резными орнаментами. Посреди восточной стены помещен мраморный камин. При всей живописности декора свойственная растреллиевским интерьерам симметрия подчеркнута в Аудиенц-зале пилястрами. В декорировке зала господствует пластическое начало— разнообразная по мотивам барочная орнаментика, как бы наложенная на поле стены и фриза. Особой насыщенностью отмечен резной декор каминного зеркала и дверей, в который включены парные фигурки путти с различными предметами, символизирующими процветание науки, искусства, земледелия и ремесел.

Декоративное убранство Аудиенц-зала венчается плафоном на сюжет поэмы Торквато Тассо “Освобожденный Иерусалим”, написанной в 1575 году. Выбор литературной основы несомненно принадлежит русским заказчикам, которым было близко романтическое содержание поэмы, перекликавшееся с вековой борьбой России с мусульманской Оттоманской Портой за выход к Черному морю. Сюжет плафона почерпнут из заключительного эпизода поэмы: примирение двух влюбленных—христианина князя Ринальдо и воинственной сарацинской повелительницы и волшебницы мусульманки Армиды. Образ влюбленной Армиды символизировал победу добра над злом и христианства над язычеством. Плафон был “написан историческим плафонным живописцем” П. Балларини в 1754 году.

Контрастом усложненному, насыщенному, многоцветному убранству гостиных, комнат, кабинетов и Портретного зала служит Белый (Столовый) зал.

Местоположение зала в планировке дворца выбрано с глубокой целесообразностью. Предназначенный для торжественных дворцовых обедов, он устроен именно в том месте, где кончаются парадные помещения средней части здания и замыкается анфилада четырех самых крупных залов, в которую ведет главная лестница, находящаяся в западном флигеле.

Ритмически чередуясь с панно “Игры амуров” и “Охотничьи трофеи”, на фоне удлиненных филенок рельефно выступают вертикальные гирлянды, как бы прикрепленные к стене бантами. Выше подвесок—восемь медальонов с рельефами на сюжеты античного мифа об Ариадне и Дионисе, исполненные скульптором Ф. Гордеевым. Каждая часть скульптурного декора Белого столового зала ограничена геометрически четкой рамой, акцентирующей ее художественную законченность. Все эти части объединены общей рамой стены. Такое решение позволяет одновременно ощутить художественное своеобразие всего декора и каждой части в отдельности.

Большой дворецСтол сервирован английским фаянсовым сервизом на 30 персон (196 предметов), выполненным по русскому заказу знаменитым английским керамистом Д. Веджвудом в 1768—1779 годах. Часть предметов выставленного сервиза сделана на русских фарфоровых фабриках, что свидетельствует о высоких достижениях отечественных керамистов. Художественное стекло, находящееся на столе, датируется второй половиной XVIII века.

Белый (Столовый) зал связан с двумя небольшими помещениями, обращенными окнами в Верхний сад. В комнате, симметричной Кабинету Петра I, ранее находились дубовые столы и посудные шкафы, и она называлась Петровской кухней. В 1840-х годах появилось наименование Буфетная. Комната используется для экспозиции прикладного искусства. Проходная комната между Буфетной, Белым (Столовым) залом и Аудиенц-залом также называлась в 1840 году Буфетной. Названия эти раскрывают назначение помещений как подсобных при Столовом зале. При реставрации Проходной комнаты интерьер музеефицировали, декорировав пятью картинами, исполненными А. Сандерсом в 1748 году.Связующими звеньями между анфиладой главных залов западного флигеля, центральным помещением дворца—Портретным, или Картинным, залом и анфиладой гостиных восточного флигеля служат восточный и западный Китайские кабинеты.

Декорируя эти одинаковые помещения, Валлен-Деламот использовал подлинные китайские лаковые ширмы, привезенные в Россию еще при Петре, дополнив их новыми декоративными элементами в духе оригиналов и создав отделку, художественно объединившую их с помпезной анфиладой залов и гостиных.

Стены в каждой комнате закрыли пятью чернолаковыми панно, помещенными на фоне малинового шелка в восточном кабинете и на фоне золотистого—в западном.

Большие лаковые панно (размер самого крупного— 455Х243 сантиметра), составленные из нескольких щитов, и малые панно на одном щите расписаны неповторяющимися миниатюрными композициями в манере, характерной для китайской живописи конца XVII—начала XVIII века.

Резной золоченый растительный и геометрический орнамент на цветных дверных створках, роспись по черному и красному лаку в медальонах и вставках придают “китайский” вид и оформлению оконных откосов, зеркал и входов в кабинеты. В духе китайского искусства выполнены десюдепорты. Так, в западном кабинете десюдепорт решен в виде двух крылатых динамичных драконов, словно стремящихся схватить лапами солнце.

Штукатурные отшлифованные падуги и перекрытия кабинетов украшены сотнями гипсовых позолоченных и посеребренных орнаментальных деталей сложной конфигурации. Плафоны Китайских кабинетов, исполненные в лаковой технике по шлифованной штукатурке (летящие птицы, мотыльки и бабочки восточного Кабинета и грозно изгибающийся дракон в западном Кабинете), напоминают подглазурную роспись по фарфору.

Паркет кабинетов—сложное маркетри из ценных пород цветного дерева: амаранта, палисандра, чинары, ореха, эбена. Розетки, вьющиеся ветви и силуэты листьев искусно врезаны в фон, гармонично подобраны по тону и текстуре и тщательно отшлифованы.

Характеру отделки кабинетов соответствует мебельное и художественное убранство — подлинные китайские предметы и западноевропейская мебель в китайском стиле XVIII—XIX веков, а также фарфор, лаковые шкатулки, изделия из меди с выколотым орнаментом.Большой дворец

Китайские кабинеты—своего рода архитектурные шкатулки для демонстрации восточных редкостей — по эскизам Деламота создавали художники А. Перизинотти, Ф. Власов, А. и Е. Бельские, Е. Поспелов, Г. Молчанов, И. Павлов, А. Трофимов, И. Скородумов, Н. Мюри-эль и искусные резчики.

Портретный (Картинный) зал—один из самых старых дворцовых интерьеров, центральное помещение дворца. По местоположению его называли даже Средним залом. Он создавался одновременно с Кабинетом Петра I, но по своему назначению и облику имеет совершенно иной характер. Итальянский салон (так именовался зал в первой четверти XVIII века) был самым большим парадным помещением петровского дворца, несмотря на то что замысел Леблона и Микетти получил полное завершение лишь в 1726 году, когда был установлен плафон, исполненный Б. Тарсиа. В зал входили по Дубовой лестнице.

Просторный двусветный Портретный зал производит внушительное впечатление. Занимая всю среднюю часть дворца, зал шестью окнами-дверями обращен к Верхнему саду и Нижнему парку. Находясь в нем, можно одновременно любоваться партером Верхнего сада и перспективой Морского канала, фонтанами и заливом. Через зал проходит композиционная ось всего ансамбля, которая особенно ясно ощущается в эффекте двойной перспективы. Такую же перспективу создают зеркала над мраморными каминами, установленные посреди продольных стен.

Темперная роспись оштукатуренных падуг композиционно слита с их конструктивной формой, подчеркивая высоту зала и создавая переход к плафону. На падугах темперой написаны окруженные знаменами медальоны с профильными изображениями Нептуна, Марса, Аполлона и Беллоны — мифологических покровителей воинской доблести; фигуры фавнов, вазы с ниспадающими гирляндами цветов, за которыми видны крылатые фигуры. Эти композиции обрамлены картушами, которые как бы поддерживают женщины в пышных одеждах. Различные предметы в их руках — общепринятые в XVIII веке эмблемы, означающие славу, власть время, истину, победу, патриотизм, богатство, торговлю.
На продольных падугах, кроме того, написаны фигуры, символизирующие четыре стихии — воздух, воду, огонь и землю.
Монохромная роспись падуг с ее гармоничным чередованием голубоватого и зеленовато-оливковых тонов, мерцание золотых бликов на фигурах и орнаментах подчеркивают цветовое богатство плафона.

Декор зала еще более обогатился в 1764 году, когда по чертежу Валлен-Деламота его стены, на которых до этого висели отдельные картины и гобелены, были сплошь закрыты 368 портретами кисти П. Ротари—“живописным ковром”, разделенным золочеными планками.

Этот художник с неизменным изяществом и тонким ощущением колорита мастерски писал идеализированных молодых женщин и мужчин, одетых в польские, венгерские, русские, турецкие и другие восточные костюмы.

В 1847 году архитектор Штакеншнейдер внес еще одно дополнение в декорировку зала - разместил на простенках между окнами резную орнаментику барочного характера и заменил рамы зеркал над каминами. Воссоздание первоначальных резных золоченых рам, увенчанных монументальными волютами, стало завершающим штрихом в возрождении центрального интерьера дворца.

Восточный Китайский кабинет связан с северной анфиладой гостиных восточного флигеля дворца. В северную анфиладу входят Секретарская (Предцерковная), Большая, или Голубая, гостиная, Малая проходная, Кавалерская, Штандартная (Проходная), Кабинет, Туалетная, Диванная, Куропаточная гостиная. Декор всех этих интерьеров восходит к середине XVIII века. Их объединяют аналогичные элементы убранства—золоченая лепка, дорогие ткани, которыми обтянуты стены, живописные плафоны. Белые панели и двери оживлены золочеными прямолинейными тягами, завитками рокайлей, веточек, резными золочеными изображениями птиц. Особенно насыщен орнаментальный и скульптурный декор изогнутых перегородок Куропаточной гостиной и Диванной, отделяющих альковы.

Большой дворец Куропаточная гостиная расположена в стенах старого петровского дворца. В облике интерьера привлекает игра золоченой резьбы и лепки на белом фоне. Обильный резной золоченый декор акцентирует перегородку ниши, предназначенной для дивана. Посреди изогнутой перегородки помещена резная золоченая рама с пышным картушем и раковиной, оплетенной цветами и тройной гирляндой роз, рама украшена также резными золочеными вазами, рельефными венками, раковинами, завитками акантовых листьев, композициями из луков, стрел, колчанов и медальонами-барельефами с фигурками путти. Простенок между двумя противоположными алькову окнами занят зеркалом в золоченой барочной раме. Стены комнаты затянуты шелковой тканью. На серебристо-голубом фоне вытканы изображения куропаток (отсюда и название гостиной) среди бледно-зеленых и золотисто-коричневых листьев и других стилизованно трактованных растений. Документы сохранили имя создателя ткани — известного французского художника Филиппа де Лассаля. По его эскизам во второй половине XVIII века исполнялись обивочные шелка для резиденций всех европейских монархов, и среди них ткани с куропатками и павлинами, предназначавшиеся специально для петергофского Большого дворца.

Цвет шелка и рисунок, повторяющийся в определенном ритме, гармонично сочетаются с остальными элементами декора и придают интерьеру, восстановленному в 1964 году, утонченную нарядность.
В Куропаточной гостиной экспонируются произведения одного из крупнейших живописцев Франции XVIII века Ж.-Б. Греза. Они помещены над уникальным предметом — шифоньером английской работы 1760-х годов. На его лицевой стороне набраны из разных пород дерева изображения музыкальных инструментов и нот. Этот шифоньер — один из старейших предметов петергофской коллекции. В пригородных дворцах-музеях Ленинграда подобных было лишь четыре.

Среди парадных интерьеров петергофского Большого дворца особым художественным совершенством отличается Диванная. Ее декор является результатом творчества Б.Ф. Растрелли и Ю. М. Фельтена. Простенок между окнами здесь занят зеркалом в фигурной резной раме с живописно переплетенными листьями—мотив, очень любимый Б.-Ф. Растрелли. К растреллиевскому декору относятся и белые панели и двери, оживленные профилированными рамками, золочеными резными деталями—ветками, причудливыми завитками и стилизованными изображениями птиц, а также паркет рисунка “зигзаг”. Фигурная перегородка с насыщенным скульптурно-орнаментальным декором и ниша за ней созданы в 1770 году Фельтеном.

Стены Диванной затянуты расписным китайским шелком с изображениями сцен сельской жизни. Причем использованы и подлинные китайские шелка начала XVIII века, и куски ткани, расписанные в 1964—1971 годах художником-реставратором А. Б. Васильевой, освоившей технику тонирования шелка естественными красителями.Большой дворец

Большую часть комнаты занимает восстановленный так называемый “турецкий диван” (отсюда название комнаты—Диванная) с оградой из тонких балясин, созданный в 1799 году по рисунку Ж.-Б. Валлен-Деламота. В Диванной помещены некоторые предметы искусства, находившиеся во дворце до 1941 года. Это кофейный прибор “тет-а-тет” из восьми предметов Венского императорского завода, фигурка Земиры—левретки Екатерины. II, изготовленная на Императорском фарфоровом заводе в Петербурге по модели скульптора Ж.Д. Рашетта в 1770-х годах, ваза работы Д. Виноградова середины XVIII века, а также портрет будущей императрицы Елизаветы Петровны в детстве (копия XVIII века Г. Бухгольца с оригинала Л. Каравака).

Одна из лучших комнат северной анфилады—Туалетная. Декор Туалетной создавался в 1750-х годах по проекту Б.-Ф. Растрелли. Ее стены затянуты тканью, изготовленной для будуара Ольгинской половины Большого дворца в 1850-х годах в России (по французским образцам XVII века). На серебристом фоне ритмично повторяются узоры листьев, прихотливые завитки, переливающиеся всеми оттенками синего—от блекло-голубого до глубокого, почти черного тона. Золотистого цвета нить подчеркивает прорезные края листьев, стебли и завитки. С листвой чередуются букеты роз, сирени и маргариток во всем разнообразии их естественной окраски. Эта ткань была сохранена в годы Великой Отечественной войны и использована при реставрации интерьера в 1971 году взамен малинового шелка, существовавшего до 1941 года. В Туалетной находится присланное Елизавете Петровне в качестве дипломатического подарка от Людовика XV зеркало в серебряной раме. Этот шедевр прикладного искусства выполнил в 1760-х годах французский королевский скульптор и ювелир Ф Жермен. Зная, что зеркало отправят в Россию, он украсил раму, наряду с фигурками путти, гирляндами цветов и ака.нтовыми листьями, картушем с российским двуглавым орлом под короной, удивительно тонко обработанными и прочеканенными.

Подчеркивая совершенство своей работы и гордость безупречным профессионализмом, мастер выгравировал на раме надпись: “Сделано Ф. Т. Жерменом, скульптором и золотых дел мастером короля, в Луврской галерее в Париже”. Дипломатическим подарком являлся и портрет Елизаветы, написанный в 1760 году известным французским живописцем/президентом Академии художеств Карлом Ванлоо. Портрет создавался заочно, по имевшимся во Франции изображениям русской императрицы.

В Кабинете главенствующий элемент убранства — шелк, которым обиты стены. Белого цвета шелк оживлен вытканными корзинами с пышными цветочными букетами. Он возобновлен в точном соответствии с подлинными тканями драпировок на окнах, которые бережно сохранены до наших дней. Примечательно, что этот шелк был выткан в 1876 году в Петербурге по образцам середины XVIII века, созданным художником Лассалем. В Кабинете экспонируются часы “Лира” работы французского мастера Бирдье 1780-х годов. До 1941 года они на особой консоли были прикреплены к стене Тронного зала.Большой дворец

Штандартная своим названием обязана тому, что стены ее были затянуты золотистым шелком под цвет императорского штандарта, а также тому, что в ней хранились штандарты гвардейских полков, находившихся летом в Петергофе. При восстановлении интерьера в качестве образца шелка для обивки стен был использован шелк из спальни Собственной дачи, изготовленный на московской мануфактуре И. М. Кондрашова в 1840-х годах. Одно из украшений Штандартной—столик середины XVIII века для игры в карты с превосходно набранной в технике маркетри жанровой сценой на фоне архитектурного пейзажа. Это уникальное произведение мебельного искусства издавна находилось в Петергофе.

Название Кавалерской комнаты обусловлено тем, что здесь зачастую размещался караул Кавалергардского полка, шефом которого традиционно являлась императрица. Малинового цвета шелк на стенах воссоздан по сохранившемуся образцу, выполненному в конце XIX века на московской фабрике. Изразцовая с кобальтовой росписью печь исполнена в характере 1750-х годов по проекту архитектора А. Г. Леонтьева.

Большой дворецВ Голубой гостиной, восстановленной по проекту архитекторов А. И. Вехвиляйнен и Л. В. Николаевой, стены затянуты заново вытканным голубым шелком. Композиция живописного декора падуги, восходящего к середине XVIII столетия, составлена из вензелей Елизаветы Петровны, окруженных символами воинской доблести, прихотливыми гирляндами и орнаментами. В углу гостиной помещена фигурная изразцовая печь на золоченых ножках с колонками, расписанная кобальтом. Такие печи характерны для середины XVIII века.

Стены Опочивальни от плинтуса до фриза затянуты китайским шелком, расписанным на сюжет “изготовление фарфора”; он привезен в Россию в начале XVIII века. Выполненная в сложной акварельно-темперной технике роспись сохраняет уже около трех веков всю свежесть красок. Шелк, вывезенный музейными работниками из Петергофа в начале Великой Отечественной войны, реставрирован и частично воссоздан. Потолок декорирован полученным из фондов Государственного Эрмитажа живописным плафоном XVIII века, изображающим Венеру и Адониса.

В 1799 году, во время пребывания в Петергофе царского двора, в этой комнате на особой подставке под хрустальным колпаком стояла корона. Это дало второе название комнате—Коронная. Однако помещение использовалось и как спальня. Об этом напоминает стоящая здесь резная золоченая кровать работы западноевропейских мастеров середины XVIII века.Большой дворец

Среди восстановленных интерьеров Большого дворца Коронная (Опочивальня) интересна еще и тем, что она имеет не тот вид, какой был у нее до 1941 года. Причина этого—полное отсутствие каких-либо проектных или изобразительных материалов. Именно поэтому архитектор Е. И. Петрова, взяв за основу по предложению В. М. Савкова аналогичные чертежи Фельтена 1770-х годов, удачно воссоздала интерьер в стиле фельтеновских работ этого периода. Опочивальня связана с Дубовым кабинетом Петра I.

Это одна из самобытных архитектурных драгоценностей дворца. Кабинет—небольшая комната, расположенная в восточном ризалите, выходящем в Верхний сад. Кабинету Петра придавалось особое значение как месту сосредоточенных занятий и дипломатических бесед. Этому соответствовала и архитектурно-декоративная отделка, созданная по проекту Леблона. Она отличается лаконичностью, целесообразностью и вместе с тем изысканностью.

Панно, створки дверей и два десюдепорта (наддверия), украшающие Кабинет Петра I,—шедевры декоративной резьбы стиля рококо начала XVIII века. Они выполнены в 1718—1720 годах по рисункам и при участии Н. Пино резчиками Рустом, Фоле, Фордом, Таконе и другими мастерами резного дела.
Н. Пино (1684—1754), потомок знаменитой династии французских резчиков, учился у своего отца Ж. Пино, работавшего под руководством архитектора Ж. Мансара и скульптора А. Куазевокса по декорировке версальских дворцов и павильонов. Великолепный скульптор-декоратор, Н. Пино с исключительным мастерством, вкусом и изобретательностью скомпоновал самые различные мифологические и аллегорические эмблемы, фигуры и орнаменты, ювелирно проработав каждую деталь рельефов.

В музейной экспозиции Кабинета представлены предметы, типичные для первой трети XVIII века. Особого внимания заслуживают стулья и кресла с плетеными спинками и сиденьями—предметы самой ранней дворцовой меблировки.
Дубовый кабинет Петра I, который сохранился с 1720-х годов при всех перестройках как историческая реликвия, замыкает обзор 26 парадных интерьеров. Дубовый кабинет возвращает в круг образов и тем, связанных со временем основания Петергофа как комплекса художественных памятников, ознаменовавших торжество преобразованной, просвещенной России, одним из которых и является Большой дворец.