Известные люди
в Хотькове

о времени С. Аксакова, а еще больше Мамонтова Хотьково и его окрестности становятся местом постоянного паломничества многих известных художников и писателей, которые не только жили здесь, снимая дачи, но и образовывали временные творческие поселения. Их привлекал древний Покровский монастырь, улочки и слободки вокруг него, от которых веяло отголосками старины, а также деревни Комякино, Быково, Мутовки, Городок (Радонеж), село Ахтырка, свободно раскинувшиеся среди березовых рощ, холмов и оврагов. Во многом их вы¬бор определяла и близость Троице-Сергиевой лавры, одной из главных святынь России.

«Летом 1879 года Репин Илья Ефимович, - вспоминает Всеволод Мамонтов, - снимал в Хотькове возле самой железной дороги на берегу речки Пажи дачу Эртова, где и начал работу над своей знаменитой картиной «Не ждали».

И.Е. Репин. "Не ждали".

Изображенная им на этой картине комната взята как раз с этой дачи. Отворившая дверь возвратившемуся домой ссыльному служанка написана им со служившей у него в тот год девушки Нади, которую я хорошо помню. Также отлично знал я бродившего по окрестностям Хотьково, часто заходившего к нам в Абрамцево блондина-горбуна, идущего со своим костылем на переднем плане репинской картины «Крестный ход», равно как знал я и едущего верхом в том же «Крестном ходу» хотьковского урядника. Картину «Проводы новобранца» Илья Ефимович тоже начал писать в Абрамцеве, и мы, конечно, прекрасно знали изображенный на этой картине двор Матвея Дмитриевича Рахмановского, крестьянина соседней с Абрамцевом деревни Быково».

И.Е. Репин (1844 - 1930 гг.)

Из Хотькова Репин ходил через монастырский лес в абрамцевскую мастерскую, где работал и общался с художниками, гостившими у Мамонтова.

Между занятиями хозяева и гости Абрамцева не забывали о развлечениях. Сохранился шарж Репина «Кавалькада», изображающий конную прогулку. Во время одной из таких прогулок Репин пережил несколько страшных минут. Когда всадники подъезжали к Покровскому монастырю, то повстречались с толпой богомольцев, спешащих с поезда. Вдруг раздался пронзительный свисток паровоза. Молодой горячий конь Репина испугался и понес ездока по улочке прямо на богомольцев. Он сбил несколько человек, прежде чем Репину удалось остановить его.

Живя в Хотькове, Репин часто бывал в Покровском монастыре. Видел множество странников, которые шли поклониться родителям преподобного Сергия. Странники останавливались в Хотькове для ночлега, и Репин часто зазывал их к себе и уговаривал попозировать.

В это время (1879 г.) вместе с И. Репиным жил и работал в Хотькове его ученик Валентин Серов, будущий знаменитый художник. «Горбун» из «Крестного хода» охотно позировал учителю и ученику.

Горбун. Рисунок И.Е.Репина к К картине «Крестный ход в Курской губернии».

Валентин Серов много раз рисовал с горбуна этюды, а впоследствии принялся за портрет. Это была первая серьезная работа, о которой он говорил потом, что она, «пожалуй, не слишком детская». Трудно было поверить, что ее написал пятнадцатилетний мальчик. Во время учебы в Академии В. Серов не раз приезжал к И. Репину в Хотьково и рисовал по старой памяти с ним рядом. Вместе с Репиным он бывал и в близлежащих деревнях Репихове и Мутовках.

В 1880 году И.Е. Репин выполнил в Хотькове гипсовый бюст известного хирурга Н.И. Пирогова, а летом 1882 года снова снял дачу в Хотькове, заканчивая работу над картиной «Крестный ход в Курской губернии». Он уточняет характеристики отдельных персонажей, опять рисует горбуна.

В Хотькове часто бывал известный художник В.Д. Поленов, гостивший каждое лето в Абрамцеве. «Мы, мальчишки, - вспоминает В.С.Мамонтов, - любили его за кипучую энергию и предприимчивость<...> Поленов был большим любителем и знатоком плаванья на лодке <...> Пол его руководством и при его, разумеется, ближайшем участии нами были приведены в надлежащий порядок пристань на речке Воре и все три лодки: «Лебедь», «Рыбка» и «Кулебяка»<...> Когда предполагалась прогулка на лодках, мы, матросы, по приказанию Поленова отправлялись заранее на пристань со всеми принадлежностями и подготовляли назначенную им к плаванию лодку. Затем, уже по команде своего капитана Василия Дмитриевича, подавали лодку к пристани для погрузки пришедших участников прогулки.

В.Д. Поленов (1844 - 1927 гг.)

Любимым нашим удовольствием было плавать под командой Поленова к железнодорожному мосту, версты за три от усадьбы, для встречи вечернего шестичасового поезда, с которым обычно возвращался из Москвы отец (Савва Иванович Мамонтов - И.Р.). Помню трепетное ожидание приближающегося поезда, строгую команду Василия Дмитриевича «На валек!» и усердие, с которым мы, быстро вынув из воды весла, ставили их стоймя, отдавая этим честь проходившему поезду. Одно лето Поленов завел даже на абрамцевской речушке Воре плавание на лодке под парусом, приспособив для этого самую быстроходную «Рыбку». На веслах доезжали мы до фабричного пруда запруженной у деревни Репихово Вори и тут переходили на парус. Жутко было нестись при свежем ветре в сильно накренившейся набок лодке, но мы слепо верили в опытность капитана Василия Дмитриевича и неустанно рвались прокатиться с ним под парусом».

Особая творческая судьба связывала с Хотьковом и его окрестностями художника М. В. Нестерова. Он подолгу жил в самом Хотькове я Комякине, о чем свидетельствуют его письма: «Пишу тебе из святой обители Хотьковской, из тех мест, где когда-то жил маленький Варфоломей, потом Святой Сергий» (1901).

М.В. Нестеров (1862 - 1942 гг.)

Здесь М.В. Нестеров много и плодотворно работал. Хотьковский монастырь вдохновил художника на произведение, посвященное Сергию Радонежскому «Видение отроку Варфоломею». Он писал: «Я прямо поехал в Москву. Повидал кое-кого из приятелей и уехал в Хотьков монастырь. Нанял избу в деревне Комякине, близ монастыря и принялся за этюды к «Варфоломею». Окрестности Комякина очень живописны: кругом леса, ель, берёза, всюду в прекрасном сочетании. Бродил целыми днями. В трех верстах было Абрамцево, куда я теперь чаще и чаще заглядывал.

М.В. Нестеров. "Видение отроку Варфоломею".

Ряд пейзажей и пейзажных деталей были сделаны около Комякина. Нашел подходящий дуб для первого плана, написал самый первый план, и однажды с террасы абрамцевского дома совершенно неожиданно моим глазам представилась такая русская, русская осенняя красота. Слева холмы, под ними вьется речка (аксаковская Воря). Там где-то розоватые осенние дали, поднимается дымок, ближе - капустные, малахитовые огороды, справа - золотистая роща. Кое-что изменить, что-то добавить, и фон для моего «Варфоломея» такой, что лучше не выдумать.

И я принялся за этюд. Он удался, а главное, я, несмотря на этот пейзаж, им любуясь и работая свой этюд, проникся каким-то особым чувством «подлинности», историчности его: именно такой, а не иной, стало мне казаться, должен быть ландшафт. Я уверовал так крепко в то, что увидел, что иного и не хотел уже искать.

Оставалось найти голову для отрока такую же убедительную, как пейзаж... И вот однажды идя по деревне (Комякино - И.Р.) я заметил девочку лет десяти, стриженную, с большими широко открытыми удивленными голубыми глазами, болезненную. Рот у нее был какой-то скорбный, горячечно дышащий. Я замер как перед видением. Я действительно нашел то, что грезилось мне: это и был «документ», подлинник моих грез. Ни минуты не думая, я остановил девочку, спросил, где она живет, и узнал, что она комякинская, что она дочь Марьи, что изба их вторая с краю, что ее, девочку, зовут так-то, что она долго болела грудью, что вот недавно встала и идет туда-то. На первый раз довольно. Я знал, что надо было делать.

Этюд к картине М.В. Нестерова "Юность Сергия Радонежского".

Художники в Комякине были не в диковинку, их не боялись, не дичились, от них иногда подрабатывали комякинские ребята на орехи и прочее. Я отправился к тетке Марье, изложил ей все, договорился и о «гонораре» и назавтра, если не будет дождя, назначил первый сеанс.

На мое счастье, назавтра день был такой, какой мне надобно: серенький, ясный, теплый, и я, взяв краски, римскую лимонную дощечку, зашел за моей больнушкой и, устроившись попокойнее, начал работать.

Дело шло ладно. Мне был необходим не столько красочный этюд, как тонкий, точный рисунок с хрупкой, нервной девочки. Работал я напряженно, стараясь увидеть больше того, что, быть может, давала мне моя модель. Ее бледное, осунувшееся с голубыми жилками личико было моментами прекрасно. Я совершенно отождествлял это личико с моим будущим Варфоломеем. У моей девочки не только было хорошо ее личико, но и ручки, такие худенькие, с нервно сжатыми пальчиками. Таким образом, я нашел не одно лицо Варфоломея, но и руки его.

В два-три сеанса был сделан тот этюд, что находится в Остроуховс-ком собрании. Весь материал был налицо. Надо приниматься за последний эскиз красками. Я сделал его быстро и тут же нанял себе пустую дачу в соседней деревне Митине. В половине сентября переехал туда, развернул холст и, несмотря на темные осенние дни, начал рисовать самую картину. Жилось мне в те дни хорошо. Я полон был своей картиной. В ней, в ее атмосфере, в атмосфере видения, чуда, которое должно было свершиться, жил я тогда. Начались дожди, из дому выходить было неприятно, перед глазами были темные, мокрые кирпичные сараи. Даже в Абрамцево нельзя было попасть, так велика была грязь. И лишь на душе моей тогда было светло и радостно. Питался я скудно. Моя старуха кухарка умела готовить только два блюда - кислые ши да кашу. Так я прожил до середины октября».

Летом 1916 и 1917 годов Нестеров снова живет в Хотькове, часто посещает Абрамцево. В самой усадьбе, в бывшем домашнем театре, был размещен лазарет для слепых солдат - жертв отравляющих газов, примененных немецким командованием в войне 1914 года. Нестеров ходим к солдатам побеседовать и писал с них этюды для картины «Христиане». В эти годы к Нестерову в Хотьково часто приезжает его первый биограф С. Н. Дурылин. Судьба России была главной темой разговоров и размышлений в их совместных долгих прогулках по абрамцевским и хотьковским лесам и перелескам.

После окончания картины «Христиане» московскую мастерскую художника посетила группа религиозно-философского кружка: С.Н. Булгаков, отец Павел Флоренский, В.А. Кожевников, М.А. Новоселов. князь Е.Н. Трубецкой, С.Н. Дурылин. «Они - народ хороший, правильный», - писал Нестеров В.В. Розанову 28 мая 1916 года. Поэтом не случайно родился двойной портрет «Философы», на котором изображены отец Павел Флоренский и С.Н. Булгаков, написанный в 1917 году на фоне радонежского пейзажа. В восприятии С.Н. Булгакова портрет приобрел провидческое значение: «Это был, по замыслу художника, не только портрет двух друзей, сделанный третьим другом, но и духовное видение эпохи. Оба лица выражали для художника одно и то же постижение, но по-разному, одно из них как видение ужаса, другое же как мира, радости, победного преодоления».

С.Н. Булгаков(1871 - 1944 гг.) П.А. Флоренский (1882 - 1937 гг.)

По словам С. Трубачёва, портрет, оставленный Нестеровым, нам дорог и как память о дружеских связях современников, и как открывшийся прозрению художника провидческий образ исповедников Истины, узревших ее на радонежских холмах, на «достохвальном Маковце», у гроба преподобного Сергия, у дома Пресвятой Троицы.

Интересно и то, что дочь Михаила Васильевича, Наташа (картина «Девушка у пруда»), которой сейчас около ста лет, вышла замуж за сына С.Н. Булгакова Федора...

В 1926 году, после революции, Нестеров жил недолго в Хотькове у А.И. и О.П. Яковлевых. «Пожил дней восемь в Муранове, оттуда проехал в Хотьково к Яковлевым, с ними прошел в Абрамцево, где провел их престольный праздник».

Работал в Хотькове художник Станислав Юлианович Жуковский (1875 - 1944). Краевед В. А. Долгирев пишет: «...его творчество при жизни было признано ярким явлением русской живописи. В зрелые годы Жуковский был богатым человеком и модным художником, картины которого почти все раскупались на каждой очередной выставке. В них преобладали излюбленные мотивы мастера - среднерусская природа и интерьер сельского дома - не роскошного, но уютного. И на нашей Радонежской земле художник нашел для себя привлекательные сюжеты. Лето 1903 года он провел в Хотькове. Тем годом датированы две его работы: «Хотьково. Покровский женский монастырь», а также «Хотьково». На этом холсте любимая пора художника осень - сжатое и частично перепаханное поле в предвечерних сгущающихся сумерках.

Происходил С. Жуковский из небогатой польской дворянской семьи. Поэтому на исходе гражданской войны (оскорбленный в прессе новыми теоретиками искусства) он вынужден был переселиться в Варшаву. Его творческий путь закончился трагически - в концлагере в оккупированной немцами Польше».

Привлекало Хотьково людей творческих и в советское время. Например, работая над первым в РСФСР монументом В.И Ленина в Переславле-Залесском, скульптор Королев для большой скульптуры вождя стал прежде всего искать подходящее помещение поближе к месту установки памятника. Сначала нашли какой-то дом в самом Переславле, но что-то там расстроилось, и Королевы купили большой дом с огромным сараем у местного священника возле станции Хотьково (2-я Станционная ул., 30) В сарае Борис Данилович устроил «мастерскую», а для памятника во дворе было выстроено специальное высокое-высокое помещение.

Б.Д. Королёв (1885 - 1963 гг.)

«Обзаведясь собственным домом, - вспоминает Е.Н. Никольская, - Королевы — оба большие любители животных, особенно собак, — тут же устроили в Хотькове целый «интернат»: там постоянно гостили мы с сестрой Мариной, Гуля Королева (племянница Б.Д. Королева, Герой Советского Союза), две другие племянницы Бориса Даниловича - Анна и Наташа - дочери Екатерины Николаевны. Запомнились вечера в Хотькове, особенно в дни семейных праздников, когда приезжали близкие друзья — среди них обычно были В.Д.Бонч-Бруевич с женой (дружба их началась еще в 1905 году), И.Хвойник, художники и в их числе И.Машков, А.Лентулов, П.Кончаловский. Часто приходил П.Радимов, который очень любил рисовать на речке Воре. Приезжал Р.Фальк, который впоследствии снимал дачу вблизи Абрамцево и бывал там у Б.Д.Королева и у моего отца - в поселке научных работников Быково (около Абрамцева).

Незабываемое впечатление осталось у меня от статуи для памятника В.И.Ленину, когда в Хотькове она была закончена в гипсе и сняты леса, окружавшие монумент. Помнится, собрались не только все жители Хотькова и окружающих деревень, но было настоящее паломничество из Загорска и из других мест — все хотели посмотреть такую необычную тогда колоссальную фигуру Ленина.

Борис Данилович прожил с Людмилой Николаевной большую и интересную творческую жизнь, но конец жизни у них был тяжел. Хотя Борис Данилович работал буквально до последних дней (он умер летом 1963 года от воспаления легких - в три дня), здоровье его уже было сильно подорвано воспалением нерва ноги, он еле ходил, но настойчиво ездил из Москвы (он работал над большой двухфигурной композицией «Горький и Ромен Роллан») в Абрамцево, разрабатывал проект памятника панфиловцам. Материально Королевы очень нуждались, так как никаких доходов, кроме пенсии Бориса Даниловича, не было, тяжело болела Людмила Николаевна, дача и мастерская требовали капитального ремонта».

В предвоенные годы в Хотьково приезжали многие деятели советской культуры и спешили на дачи, которые в окрестностях его разрослись, как грибы. В 1937 -1938 годах здесь работали и отдыхали Григорий Александров и Любовь Орлова, драматурги Н. Эрдман и В. Масс, Григорий Козинцев и Леонид Трауберг, композитор Тихон Хренников, театральный художник Петр Вильяме. Работал над мопассановской «Пышкой» М.Ромм. Мало кто знает, что кинофильмы «Веселые ребята», «Юность Максима», «Свинарка и пастух» создавались в окрестностях Хотькова, Абрамцева, Ахтырки на берегах живописных речушек Вори и Пажи.

Летом 1945 года в Мутовках жил знаменитый режиссер Андрей Тарковский. Его сестра Марина Тарковская в книге «Осколки зеркала» вспоминает, как Андрей впервые взял в руки кисти и краски и часами просиживал с этюдником, писал ель, камыши, закат солнца. Потом ему пришла в голову идея написать ночной пейзаж - деревню ночью. В сумерках он уходил из дому, а возвращался под утро. Краски и кусочки холста давал Андрею художник Терпсихоров Николай Борисович, который также жил в Мутовках в доме Веденеевых, в котором ранее жил Пастернак. Николай Борисович, любивший пошутить, прозвал Андрея Ван Гогом.

А.А. Тарковский (1932 - 1986 гг.)

В 1954 году, готовясь к вступительным экзаменам во ВГИК, Андрей Арсеньевич много фотографировал в Абрамцеве, а потом сам печатал фотографии. Он долгое время дружил с художником Алексеем Шмариновым, на даче которого в Абрамцеве бывал неоднократно.

Хотьково помнит и двух поэтов - Владимира Луговского и Илью Сельвинского. Первый снимал дачу в Митине, второй приезжал к нему в гости.

Владимир Немоляев, известный режиссер, вспоминал о военных годах: «В Мутовки перебралась почти половина театра им. Вахтангова. Напротив нас жил с семьей Рубен Николаевич Симонов, жили Б. Захава, М. Державин, Л. Целиковская и многие другие. Вечерами сидели на маленькой терраске у Симоновых, смотрели на зарницы, вспыхивающие где-то далеко от Москвы, ночами не давали спать немецкие бомбардировщики, пролетавшие над деревней на большой высоте с прерывистым воем...

Л.В. Целиковская (1919 - ... гг.)

Каждый день приходилось ездить из Мутовок в Москву. Утром я заходил за Симоновым, и мы шли на станцию, на 57-й километр (теперь платформа Абрамцево). Шли мимо Абрамцева, на территории дома отдыха почти не видно было людей, дом-музей казался мрачным и заброшенным...

Дойдя до поселка художников, мы заходили на дачу известного скульптора Веры Мухиной, где с весны жила Галина Уланова и Юрий Александрович Завадский, и вместе с ними ехали в Москву.

В.И. Мухина. Г.С.Уланова. Ю.А. Завадский.

Электрички первых дней войны... В вагонах полно народу, у всех возбужденное настроение, слышны обрывки разговоров о налетах на Москву, у всех хмурые суровые лица...

Мы приезжаем в Москву. Мне по дороге с Рубеном Николаевичем Симоновым. Прощаемся с Галиной Улановой, не проронившей слова за всю дорогу, и с Завадским.

Р.Н. Симонов (1899 - 1968 гг.)

Мы доезжаем до театра Вахтангова, и странное зрелище разрушенного, разбитого здания обваливается на нас. Симонов бледнеет, хватается за сердце... и тяжело опирается на меня. С трудом доходим до театра и медленно идем по руинам, перешагиваем через разбитые кирпичи, обломки, видим какую-то разодранную одежду в крови...

- Кровь... видите? - говорит он сдавленным голосом, и глаза у него, как у подстреленной птицы...»

Свидетелем этой ночной трагедии был будущий писатель Юрий Казаков. В военное время он жил на Арбате, а в эту ночь дежурил на крыше, чтобы тушить немецкие зажигалки. Один из его неоконченных рассказов так и начинается - «Арбат был завален обломками».

В конце 60-х Юрий Павлович поселился в Абрамцеве - сбылась его давняя мечта иметь свой собственный дом. О себе он, шутя, говорил: «Юрий Казаков - писатель земли русской, житель абрамцевский», и еще: «В Абрамцеве легче сосредоточиться на себе и Боге».

Ю.П. Казаков.

В последние годы Ю. Казаков жил в Абрамцеве круглый год. Он любил Хотьково, был знаком со многими его жителями, прежде всего людьми творческими. Дружил с Юрием Николаевичем Любопытновым, в то время редактором местной газеты, благословил его в большую литературу. Часто посещал музей-заповедник Абрамцево.

Встречался он и с поэтом Владимиром Алексеевичем Смолдыревым, жизнь которого оборвалась на 32 году. Уроженец Ростова-на-Дону, Смолдырев как молодой специалист-инженер был направлен на один из заводов Загорска. Однако нашел себя в другом, в поэзии, был сотрудником редакции журнала «Сельская молодежь», рецензентом издательства «Молодая гвардия», редактором-составителем альманаха «Подвиг».

В.А. Смолдырёв (1940 - 1971 гг.)

В последние годы жизни Смолдырев жил в Хотькове. Здесь он создал лучшие свои произведения, ощутив боль и страдания России, ее народа, как свои. В Сергиево-Посадском районе возглавлял литобъединение «Клуб молодых». В Хотькове нашел свой последний приют: 9 марта 1971 года его похоронили на Горбуновском кладбище. В 1996 году друзья поэта по инициативе Н.Н. Соловьева и благодаря финансовой помощи П.К.Бондаря выпустили книгу стихов «Запах клевера», посвященную 25-летию его кончины.

Знал Казаков и Венедикта Ерофеева, автора известной поэмы «Москва - Петушки», который несколько лет снимал дачу по соседству с поселком Академии наук. В. Ерофеев мечтал в конце 70-х гг. купить дом в Абрамцеве. В письме к сестре Тамаре Васильевне 8 июня 1978 года он пишет, что с мая живет «безвылазно в Абрамцеве. С головой ушел в свои огороды, грядки, навозы, перегнои, дрова, расчистку леса, книгу, писанину и десятиверстные прогулки».

В. Ерофеев (1938 - 1990 гг.)

Начиная с середины 80-х годов, частенько приезжал в летние месяцы в Хотьково писатель Вячеслав Максимович Шугаев (1938 - 1997). Он снимал большой 3-комнатный номер в гостинице «Русь» на территории бывшего Покровского монастыря, готовил материалы для передачи по телевидению «Добрый вечер, Москва», писал повесть «Русская Венера», а также статью для журнала «Советская педагогика», навеянную повестью СТ. Аксакова «Детские годы Багрова-внука».

На Радонежской земле в деревне Арханово жил и творил известный писатель Е. Дорош. Им написаны произведения «Дождь пополам с солнцем», «Деревенский дневник», «Четыре времени года». Дорош пишет о русской истории, о корнях и продолжении русской культуры, русского быта, русских обычаях и национальности. Его интересует все изначальное, исходящее из первоисточника.

«Случилось так, что мне предоставилась возможность размышлять на подобные темы довольно часто. Начав эти заметки в Москве, - пишет Дорош в прекрасной книге «Живое дерево искусства», - я продолжал их невдалеке от Загорска, в деревне под Радонежем, где жил осенью 1965 и летом 1966 года».

Более сорока лет связывали с Хотьковом писателя Савелия Родионовича Леонова. После войны он поселился на тихой улочке Лазо рядом с речкой Борей. В то время шел ему пятый десяток. За плечами была нелегкая жизнь, три войны - Гражданская, Финская и Великая Отечественная.

С.Р. Леонов.

Леонов участвовал в Великой Отечественной войне в качестве специального корреспондента армейской газеты. После войны писал роман «Молодость». Начал работать над ним в Ленинграде, а заканчивал в Хотькове. «Молодость» - произведение, воскрешающее одну из героических страниц истории нашей Родины. Михаил Зощенко в рецензии о нем писал: «Автор несомненно весьма талантливый писатель. Некоторые страницы романа (особенно деревенские сцены) выписаны великолепно».

Последний роман «Познай ближнего» создавался Савелием Родионовичем в 60-е годы в Хотькове. По свидетельству очевидцев, многим персонажам он дал фамилии хотьковских жителей: Гнедой, Докукин, Тимохов...

С Хотьковом связан начальный этап творческой жизни поэта, первого лауреата литературной премии имени Сергия Радонежского Анатолия Филипповича Чикова. В начале 50-х годов он жил в Хотькове на улице Митино и учился в вечерней средней школе. В 1962 году выходит первый его сборник «Синица», затем «Янтарь», «Берестяная грамота». «Сердце камня» и другие.

А.Ф. Чиков (1928 - 1996 гг.)

В 30-е годы на 1-й Станционной улице снимал квартиру поэт и художник Павел Александрович Радимов. Тогда он всецело был поглощен заботами о строительстве вблизи Хотькова и Абрамцева в лесистой местности на левом берегу Бори поселка современных художников «Ново-Абрамцево». Благодаря своим авторитетным связям с героями гражданской войны и особенно с К.Е. Ворошиловым и С.М. Буденным, чьи портреты он писал к 10-й годовщине Октября, Радимов получил разрешение на участки под творческие мастерские.

Радимов был не только поэтом и художником. Он был гражданином в самом высоком звучании этого слова. Он - последний председатель Товарищества передвижных выставок, организатор и первый председатель АХРРа, первый председатель Московской организации Союза художников. Ему принадлежит идея строительства дома для художников на Верхней Масловке в Москве и кооператива «Ново-Абрамцево». В 1957 году он открыл в Абрамцеве народную выставку «для свободного и бесплатного посещения всех, кто любит искусство».

П.А. Радимов (1887 - 1967 гг.)

Удивительным человеком был Радимов. В своих воспоминаниях «Абрамцевские встречи», опубликованных в газете «Вперед» в 1983 году. Владимир Викторович Немоляев, режиссер и киносценарист, часто отдыхавший в Абрамцеве в 30-е годы, а затем вплоть до своей кончины на даче дочери и зятя, актеров Светланы Немоляевой и Александра Лазарева, писал, что Павел Александрович был очень «уютненький мужичок... со своим простым крестьянским лицом, пшеничными усами и синими ясными глазами».

Часто бывала в Хотькове Татьяна Алексеевна Маврина, график, Заслуженный художник РСФСР, мастер книжной иллюстрации, дача которой была в Абрамцеве. Татьяна Алексеевна прожила долгую жизнь (1900 - 1996). Училась в Москве. С мужем Н.В. Кузьминым была членом группы «13» (1929 - 1931). Начиная со 2-й выставки группы (1930), использовала псевдоним «Маврина».

С 1930 года много работала как художник книги (среди этих циклов выделяются иллюстрации к роману Анатоля Франса «Боги жаждут», 1937 г). Путевые впечатления от окрестностей Абрамцева и Хотькова вылились в художественный альбом с пейзажными зарисовками (1970 -1980). Опубликовала в 1968 г. замечательный альбом «Загорск».

Хотькову завидно везет на художников. Немало хотьковских пейзажей подарил нам Р.Р. Фальк - «Хотьково. Монастырь», «Хотьково. Козы» и др. Д.А. Шмаринов, работая над иллюстрациями к стихотворению Н.А. Некрасова «Размышления у парадного подъезда», рисовал скульптуры львов, расположенных перед аркой Водяных ворот Покровского монастыря.

Здесь и сейчас живут более 120 профессиональных художников - живописцы, графики, скульпторы, прикладники. Широко известны имена художников И.К. Алтухова, А.И. Топоркова, А.И. Сысолова, С. Н. Чехомова, Ю.П. Леонова, О. Е. Козловой, Т. В. Альхимович, А.П. Исаева. Б.Т. Лискова, Ю.П. Хмелевского, Н.Н. Симанкина, Н.М. Шипеева, Л.Г. Ермиловой, В.А. Ермилова, В.В. Булыгиной, С.С. Колесникова, А.Н. Петрова, А.А. Дроздовского, Г.Я. Дегтярева, В.А. Потемкина, Г.С. Одинокой, Р.С. Тавасиева, С.П. Перелыгина, Н.Н. Саломакина.

Благодатным оазисом подмосковной природы и "народного художества" видел здешний край, Хотьково и окрестные деревни русский писатель Борис Викторович Шергин. Много лет эти заповедные места вохновляли писателя на подвижнический духовный труд.

Борис Викторович Шергин, писатель-фольклорист, мастер живого русского слова.
С 1938 г. каждое лето проводил в Хотькове, на даче в деревне Митино.

Последний раз Шергин жил в Хотькове осенью 1972 года. По-прежнему стоит на Митинском бугре "стогодовалый" дом с "оконцами" на север - живая память!

Дом на Митиной горе, где жил писатель.

Близ монастыря живет художник керамист Валентина Васильевна Булыгина, автор интереснейших произведений. В тематике её росписей преобладают сюжеты из жизни малых городов — история и современность. В них художник умело доносит до нас черты народного духа и характера. Дарование художницы многогранно. Она владеет графикой, делает игрушки и куклы.

Валентина Васильевна Булыгина, участник республиканских и международных выставок.

Связана с Хотьковом жизнь живописца А.П. Исаева. Он создал около 500 полотен. Творческую стезю отца продолжают два его сына.

Работы хотьковских художников модно видеть на областных, зональных, республиканских и международных выставках. Их произведения хранятся в музеях России и многочисленных частных коллекциях в стране и за рубежом.

В 1987 году художником В.И. Ляшуком был разработан первый проект герба города.

Герб Хотькова, разработанный В.И. Лящуковым.

Он выполнен в форме воинского шита, разделенного по горизонтали на три неравные части. Средняя часть разделена по вертикали надвое: слева на красном фоне герб Москвы, справа - на темно-синем фоне - производственное здание, свидетельствующее о принадлежности Хотькова к промышленным городам Подмосковья. В нижней части знака стилизованная птица кудринской резьбы, одного из старейших художественных промыслов края. Зеленый и синий фон символизируют богатейшую природу города и окрестностей.

Второй проект герба города создал Р.С. Тавасиев.

Сейчас разрабатывается новый проект герба города, учитывающий недостатки предыдущих и перемены, наступившие в стране.

назад